Владимир Боровяк

Тормоза для нефтегазохимии

Recommended Posts

Нефтегазохимическая отрасль Российской Федерации находится на относительно ранней стадии развития, если сравнивать ее с глобальными игроками-лидерами. Во времена СССР этот сегмент промышленности страны был сравним с соответствующими отраслями Германии и Японии. А сегодня вклад нефтегазохимии, например, в ВВП Китая составляет 8,9%, Японии – 8,2%, Германии – 6,9%, США – 6,1%, России – всего 1,4%. Хотя, безусловно, наша отрасль обладает существенным потенциалом (мощная сырьевая база, значительный резерв увеличения внутреннего спроса на продукцию, возможности экспорта на рынки Евросоюза, Китая и стран Северо-Восточной Азии).

Из недавних заметных шагов навстречу желаемым переменам можно назвать планируемое Роснефтью выделение нефтегазохимического бизнеса в отдельную компанию. Сейчас  в числе анонсированных проектов Роснефти значится строительство комплекса «Восточной нефтехимической компании» в Приморье, нефтегазохимического комплекса в Восточной Сибири в рамках СП с Sinopec, расширение мощностей «Новокуйбышевской нефтехимической компании». Реализация данных проектов позволит расширить пиролизные мощности на 6‒7 млн тонн в год, запустить новые производства полиолефинов. Параллельно компания прорабатывает возможности усиления присутствия на международных рынках. В начале 2017 года вместе с CNPC была утверждена конфигурация Тяньцзинского НПЗ, на базе которого планируется организовать производство нефтехимической продукции.

Только что Газпромбанк и ПАО «Метафракс» подписали три кредитных соглашения по проекту строительства в Губахе химического комплекса. Суммарный объем финансирования в рамках кредитных соглашений составит более 700 млн евро на 13 лет. «Газпромбанк закрепил свои позиции одного из ключевых финансовых партнеров химической и нефтегазохимической отраслей промышленности в России. Банк видит огромный потенциал в развитии нефтегазохимии и намерен продолжить поддерживать проекты, направленные на повышение глубины переработки углеводородного сырья и, как следствие, создание химических продуктов с высокой добавленной стоимостью, ‒ отметил заместитель председателя правления Газпромбанка Алексей Белоус.

Но в целом наши дела в этой сфере успешными пока не назовешь. «О развитии отечественной нефтегазохимии как отрасли, производящей продукцию с высокой добавленной стоимостью, рано рапортовать с большим оптимизмом, ‒ считает председатель Комитета по энергетике Государственной думы РФ Павел Завальный. ‒ Хотя в последнее время ей, без сомнения, уделяется больше внимания, чем 15 лет назад, а наиболее крупными проектами, реализуемыми и предполагаемыми к реализации в рамках кластерного подхода, являются прежде всего газохимические (это и Амурский ГПЗ, и Амурский ГХК, Балтийский ГХК и ГХК в Новом Уренгое), темпы ее развития в условиях все более ужесточающейся конкуренции явно недостаточны».

А правительство Башкирии считает, что мало предпосылок для импортозамещения в нефтехимическом комплексе. «Несмотря на ввод в последние годы новых мощностей по производству этилбензола, стирола, винилхлорида, акриловой кислоты, полипропилена, этиленпропиленового каучука, в целом мы отстаем в части разработки и внедрения принципиально новых технологий переработки углеводородного сырья, в особенности природного газа, продвижения перспективных идей и направлений в этой отрасли», ‒ констатирует глава РБ Рустэм Хамитов, добавив, что большинство применяемых в нефтехимии технологий отработаны несколько десятилетий назад и не отвечают текущим задачам.

Есть и ещё один тормоз развитию нефтегазохимии, о котором говорит вице-президента РАН Валентин Сергиенко: «На Дальний Восток пришла “большая нефть”, в стадии формирования и становления находится Восточная нефтехимическая компания, планируется запуск не только нефтеперегонного комплекса объемом переработки 6 млн т сырой нефти, но и организация производства полимерных материалов с переработкой дополнительно 20‒25 млн т нефти. Но на Дальнем Востоке нет ни одного научно-исследовательского учреждения, где бы серьезно занимались проблемами нефтехимии. В регионе нет специалистов, кто бы был способен сопровождать эти проекты с научной точки зрения. Нужно фактически с нуля создавать научное направление по нефтегазохимии в регионе».

Кстати, по данным Ernst & Young, сегодня расходы на НИОКР в химическом комплексе РФ в 350 раз меньше, чем в США, и составляют 0,03% (примерно $30 млн).

И, пожалуй, главное: для развития нефтегазохимического комплекса необходимы очень крупные капиталовложения, но, чтобы их привлечь, нужны дешевый газ, электроэнергия и дорогие (во всех смыслах) партнеры, которые придут с деньгами и технологиями только на разумные по цене ресурсы.

Наиболее перспективным направлением нефтехимии сейчас является малотоннажное производство. В нашей стране оно практически отсутствует. И здесь мы вновь возвращаемся к инвестиционному климату, особенностям госрегулирования и запредельным тарифам естественных монополий. Для создания этой отрасли в нашей богатой сырьем стране надо привлечь тысячи новых предпринимателей, которых можно заинтересовать лишь более благоприятными условиями работы.

Кстати, в 2016 г. химия и нефтехимия показали наибольший рост среди отраслей отечественной промышленности – 5,3%. При правильной политике эти отрасли плюс газохимия имеют наилучшие перспективы как с точки зрения удовлетворения внутреннего спроса и импортозамещения, так и с точки зрения мировой конъюнктуры.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В ветке Переработка нефти и газа есть темы: Общалка и Нефтехимия и нефтепереработка - антагонизм или симбиоз.Там вы более читаемы будете. Приходите

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас