Валерий Карпов

Проблемы восполнения минерально-сырьевой базы России

Recommended Posts

Уважаемые коллеги!

Вспомним, что было сказано руководителем (уже бывшим) Федерального агентства по недропользованию А.П.Поповым на заседании Комиссии по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности (13.02.13.), отражающим состояние и главные направления развития нефтегазовой отрасли России.

« …Минерально-сырьевой комплекс России на протяжении многих десятилетий является основой нашей экономики. …В целом созданная поколениями геологов сырьевая база позволяет обеспечить потребности хозяйственного комплекса страны и экспортные поставки по меньшей мере в течение ближайших 40 лет…

…В основном добывающем регионе страны – Ханты-Мансийском округе – начинают отчётливо прослеживаться тенденции в падении добычи в среднем на 1,5 процента в год. На сегодняшний день 95 процентов всех разведываемых запасов передано недропользователям, которые…не всегда рационально их используют.

…Одной из наиболее серьёзных проблем в нефтяной отрасли является невовлечение в добычу значительной части разведываемых запасов.

Во-первых, не все месторождения осваиваются. Лишь 82 процента разведываемых запасов нефти введено в разработку.

Во-вторых, даже на осваиваемых месторождениях есть неразрабатываемые залежи, и их много. Это наш резерв первой очереди.

…Ситуация с приростами запасов нефти…на первый взгляд, вполне благополучная: в последние пять лет мы приращиваем больше, чем добываем. Но за счёт запасов новых месторождений и залежей компенсируется не более 15–20 процентов текущей добычи, все остальные приросты – это либо доразведка разрабатываемых месторождений, либо переоценка запасов с увеличением коэффициента извлечения нефти.

…Такое положение с приростом запасов объясняется просто: объёмы поисково-разведочного бурения сократились почти с 2 миллионов в 2001 году до 1170 тысяч погонных метров проходки в 2011 году. Для обеспечения расширенного прироста запасов нефти необходимо увеличивать объёмы бурения в 2,5 раза.

…В результате за последние 20 лет в России не был подготовлен ни один новый район нефтедобычи.

…сегодняшняя добыча нефти в России ведётся из запасов, которые были разведаны в 60-е и 80-е годы прошлого века.

…Почти 60 процентов запасов нефти разведано в Уральском федеральном округе, здесь же локализована значительная часть ресурсов. Поэтому, несмотря на довольно высокую выработанность запасов, этот округ в обозримой перспективе останется главным добывающим регионом в России. И именно здесь, в Западной Сибири, мы считаем необходимым сосредоточить основные объёмы геологоразведочных работ.

… предлагаем сконцентрировать усилия на пяти нефтеперспективных зонах. Три из них находятся в Западной Сибири, одна – в Восточной Сибири и одна – в Предкаспии. По нашим расчётам, в пределах этих пяти зон, затратив примерно 65 миллиардов рублей бюджетных средств, можно рассчитывать на выявление запасов нефти категории С1, С2 более 1,8 миллиарда тонн и ресурсов категории С3 – 1,7 миллиарда тонн. Это позволит дополнительно добывать ежегодно порядка 60 миллионов тонн нефти.

…Что же касается российского шельфа – малоизученного обширного пространства. В настоящее время компании «Роснефть» и «Газпром» уже приступили к реализации проектов в Баренцевом и Карском морях. Главной задачей здесь является объединение усилий компаний и государства для завершения геологического изучения арктического шельфа России».

Тут же уместно привести мнение председателя Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии В. И.Кашина.

Председатель сравнил объемы бюджетных поступлений с 2008 по 2012 г с показателями«Долгосрочной государственной программы воспроизводства минерально-сырьевой базы» и пришел к выводу, что геологоразведка недофинансирована на 50%.

«Результаты будут самыми плачевными, причем очень скоро. Цифры по приростам запасов нефти на первый взгляд выглядят вполне благополучно. В последние пять лет мы приращиваем больше, чем добываем. Но это лукавство. За счет запасов новых месторождений и залежей компенсируется не более 15-20% текущей добычи, все остальные приросты - либо доразведка разрабатываемых месторождений, либо переоценка запасов с увеличением коэффициента извлечения нефти», - заявил В. Кашин.

Была отмечена тенденция падения добычи на 1,5%в год в основном добывающем регионе страны - ХМАО, и то, что за последние 20 лет в России не был подготовлен ни один новый район нефтедобычи.

В. Кашин остановился также на низкой обеспеченности кадрами организаций геологического профиля. Если в 1980 году в геологической отрасли трудилось около 500 тыс специалистов, то сейчас - всего 100 тыс. При этом от 30 до 50% выпускников-геологов работают не по специальности.

Кроме того, отмечены неудовлетворительное техническое состояние геологоразведочных предприятий, недостаточный объем финансирования, в том числе научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, кадровый голод.

Таким образом, обсуждать есть что.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Из OERN.RU

Приведенные цифры говорят сами за себя!

Но я хочу еще добавить:

Коллеги, вам, наверное, не надо объяснять, что и эти цифры тоже приукрашены. Реальность - еще более грустная.

Кроме того, я что-то не слышу последнее время оценки динамики нефтегазовой отрасли на будущее. Ведь что говорят эти цифры - даже, если завтра вдруг все наладится, на нефтегазопоисковые работы появится достаточно средств, а мы, засидевшись без дела, начнем выдавать 100 % успешные результаты поисков, реальное углеводородное сырье начнет поступать не раньше, чем через 10 лет. "Нарисованная" 40-летняя обеспеченность запасами, боюсь, не будет кормить нас эти годы.

А.П.Шиловский

к.г.-м.н., с.нс., ИПНГ РАН

--------------------------------------------------------------------------------

Kарпов В.А.

Re: «Проблемы восполнения минерально-сырьевой базы России».

Коллеги! Трудно не согласиться с Андреем Павловичем.

Ключевая фраза из доклада (см. выше) "…В результате за последние 20 лет в России не был подготовлен ни один новый район нефтедобычи".

Да. механизм, обеспечивающий выход на новые земли, был разрушен, новый – не создан, остатки науки стали обслуживать частные интересы (жить – то надо), «лоскутное» недропользование принесло свои «плоды», хотя, это, судя по – всему, еще цветочки.

Но что толку в ностальгии по минувшим временам?

Видимо, все – таки стоит на базе достигнутого в прошлом, с учетом случившегося в настоящем, подумать о будущем отрасли и предложить самое конструктивное и эффективное средство, способное вытащить ее из колеи «геологического застоя» в самые короткие сроки.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

...

Видимо, все – таки стоит на базе достигнутого в прошлом, с учетом случившегося в настоящем, подумать о будущем отрасли и предложить самое конструктивное и эффективное средство, способное вытащить ее из колеи «геологического застоя» в самые короткие сроки.

Не ошибаюсь ли я, понимая под преобладающим мнением геологической общественности России то, что самым "конструктивным и эффективным средством, способным вытащить ее из колеи «геологического застоя»"  будет направление минимум 50% ВВП России в геологоразведку? Будем дальше мечтать или делом займёмся? Ведь любому здравомыслящему человеку должно быть уже понятно, что традиционными подходами ничего решить уже не удастся. Всё, время уже вышло жить в развалку! Единственный возможный путь для действительных патриотов Родины, да и остальным для обеспечения нормального существования в ближайшем будущем, - затолкать в одно место своё пострадавшее при этом самолюбие и начинать хотя бы пробовать искать нетрадиционные решения.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Не ошибаюсь ли я, понимая под преобладающим мнением геологической общественности России то, что самым "конструктивным и эффективным средством, способным вытащить ее из колеи «геологического застоя»"  будет направление минимум 50% ВВП России в геологоразведку? Будем дальше мечтать или делом займёмся? Ведь любому здравомыслящему человеку должно быть уже понятно, что традиционными подходами ничего решить уже не удастся. Всё, время уже вышло жить в развалку! Единственный возможный путь для действительных патриотов Родины, да и остальным для обеспечения нормального существования в ближайшем будущем, - затолкать в одно место своё пострадавшее при этом самолюбие и начинать хотя бы пробовать искать нетрадиционные решения.

А что "...любому здравомыслящему человеку..." нужно конкретно делать?

Что показал Ваш последний опыт общения с нефтяной  компанией? (кстати, я так и не дождался Вашего сообщения в личку).

Можете начать с себя: сделайть конкретный шаг, не оглядываясь на последствия?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

А что "...любому здравомыслящему человеку..." нужно конкретно делать?

Что показал Ваш последний опыт общения с нефтяной  компанией? (кстати, я так и не дождался Вашего сообщения в личку).

Можете начать с себя: сделайть конкретный шаг, не оглядываясь на последствия?

"Что показал Ваш последний опыт общения с нефтяной  компанией?" - Пока жду результатов. Обещали в августе ответить, после отпусков.

Прошу прощения, но так и не выбрал время написать Вам письмо. Ежедневная рутина + подготовка к новым экспериментальным работам, на которые отправляюсь в ближайшие дни, отнимает всё время.

"...сделайть конкретный шаг, не оглядываясь на последствия" - такие шаги я предпринимаю почти каждый день. Но, сами понимаете, свернуть тот дуб, в который я упёрся как телёнок рожками - задача очень сложная.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

"Что показал Ваш последний опыт общения с нефтяной  компанией?" - Пока жду результатов. Обещали в августе ответить, после отпусков.

Прошу прощения, но так и не выбрал время написать Вам письмо. Ежедневная рутина + подготовка к новым экспериментальным работам, на которые отправляюсь в ближайшие дни, отнимает всё время.

"...сделайть конкретный шаг, не оглядываясь на последствия" - такие шаги я предпринимаю почти каждый день. Но, сами понимаете, свернуть тот дуб, в который я упёрся как телёнок рожками - задача очень сложная.

Ничего страшного, подождем.

А вот ждать, пока либо дуб сгниет, либо теленок превратится в быка, вряд ли стоит...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 
Законодательство

Медведев утвердил новый порядок расчета за приращиваемые участки недр и исключил конкурсы
  

«Нефть России», 02.08.13, Москва, 12:06    Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал постановление, согласно которому предусмотрено, что расчет размера разового платежа по приращиваемым участкам недр будет аналогичен расчету размера разового платежа по участкам недр, которые предоставляются без проведения аукциона, сообщается на официальном сайте правительства.
 
Кроме того, в документе учтены нормы федерального закона от 30 декабря 2012 года за N323-ФЗ "О внесении изменений в закон Российской Федерации "О недрах" и отдельные законодательные акты Российской Федерации", исключившие возможность проведения конкурсов (будут проводиться только аукционы) на право пользования участками недр федерального значения.
 
Подписанный документ также предусматривает полномочия субъектов РФ по расчету разовых платежей по участкам недр, находящимся в их компетенции (участки недр местного значения), в случае изменения границ предоставленных в пользование участков недр.
Подробнее читайте на http://www.oilru.com/news/376271/

Источник: РИА «Новости»
И какие последствия можно ожидать?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Из OERN.RU

Уважаемые коллеги!Прочитав сообщения на форуме,я поняла ,что речь идет не только о трудностях в освоении и приращении запасов УВ,но и в их качественной оценке.Но это и не удивительно,так как качественный подход требует много времени и средств.Такие условия были созданы в РГУ им. Губкина в 1976-1990годах.

Я имею в виду месторождения Восточной Сибири,которые много лет изучались в лаборатории Восточной Сибири и Якутии под руководством А.Н.Дмитриевского. Мы детально рассматривали месторождения Вилюйской синеклизы и Непско-Ботуобинской антеклизы. По этим районам у нас опуликовано достаточно материалов. В частности, в 2002году вышла монография "Вулканогенные природные резервуары Якутии "(А.Н.Дмитриевский,Н.Н.Томилова,М.П.Юрова,А.А.Рудов),в которой приведены материалы 15-ти летней работы коллектива лаборатории по этим районам.К сожалению, распространить по библиотекам,как в советское время, ее не удалось.Часть тиража была предложена участникам совещаний в ИПНГ.Кое-что еще сохранилось.Для того чтобы популяризировать эти материалы, мы публиковали их в виде статей. Одну из них,пожалуй главную, Вы,Валерий Александрович,отметили.

Суть наших работ состоит в том,что коллектора на Хапчагае не терригенные,а вулканогенные, либо вулкано-терригенные.Все зависит от положения вулкана и продуктов его извержения.С этих позиций становтся очевидным,что чисто поровые коллектора здесь отсутсвуют.Газ находится в трещинно-порово-кавернозном объеме в массивном резервуаре(на месте извержения),либо в пластовом(на удалении).Наличие вулканогенного материала значительно усложняет освоение таких коллекторов. Вскрывать их нужно на равновесии,т.к. иначе образуется значительная зона кольматации и притоков мы не получим. Маргарита Павловна.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Новости oilru.com

Геология

Новые залежи нефти обнаружили ученые на востоке Томской области

Размер шрифта: 1 2 3 4

«Нефть России», 05.08.13, Москва, 17:29 Ученые Томского политехнического университета (ТПУ) Валерий и Виталий Ростовцевы с помощью инновационной технологии спутникового зондирования подтвердили наличие на востоке Томской области пяти залежей нефти. Геологические запасы могут составить более 600 млн тонн. Проведенные исследования на небольшой части территории востока Томской области позволили выявить границы пяти прогнозируемых месторождений. Общая суммарная нефтегазоносная площадь этих месторождений составляет 1 тыс. 750 кв. км. При толщине пласта 4 м суммарные геологические запасы нефти могут составить более 600 млн тонн, передает Интерфакс. Подробнее читайте на http://www.oilru.com/news/376400/

Источник: Самотлор-Экспресс

Кто знаком с этой методикой?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

с помощью инновационной технологии спутникового зондирования подтвердили наличие... пяти залежей нефти.

 

Ну никак спутниковое зондирование не может открыть нефть (подтвердить наличие залежей) - только выявить нефтеперспективные объекты, по которым считаются ресурсы (а не запасы). Может это журналисты такое придумали?

Только вчера убеждал Николая Михайловича (наконец-то он добрался до нас) не писать, что он открывает месторождения - в лучшем случае выявляет нефтеперспективные объекты - посмотрим в дальнейшем насколько убедил :)))

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ну никак спутниковое зондирование не может открыть нефть (подтвердить наличие залежей) - только выявить нефтеперспективные объекты, по которым считаются ресурсы (а не запасы). Может это журналисты такое придумали?

Только вчера убеждал Николая Михайловича (наконец-то он добрался до нас) не писать, что он открывает месторождения - в лучшем случае выявляет нефтеперспективные объекты - посмотрим в дальнейшем насколько убедил :)))

Конечно же без бурения открытие не состоится, все остальное -прогноз.

Хотелось бы познакомиться с сутью этой иннов.методики.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

spacer.gif

Новости oilru.com

 

Политика

Эксперты: Уже сейчас де-факто компаниями с иностранным участием являются многие российские недропользователи
Размер шрифта: 1 2 3 4    

«Нефть России», 07.08.13, Москва, 00:03    Правительство упростит передачу прав на пользование недрами компаниям с иностранным участием. Поправки к закону «О недрах» предполагают, что право пользования участками недр федерального значения смогут получать компании, в которых иностранцы контролируют до 25% уставного капитала.

 

Сейчас лицензии на такие участки могут получать российские компании, которые принадлежат иностранцам не более чем на 10%. Правительство предлагает повысить и предельную долю представителей иностранных инвесторов в советах директоров претендующих на освоение особо важных российских месторождений компаний с 10 до 25%.

 

Правда, получить право пользования участком недр федерального значения иностранные на четверть компании смогут только после того, как военным и правоохранительными ведомствами будет признано, что наличие иностранцев не несет угроз обороне страны и безопасности государства.

 

К участкам недр федерального значения сейчас относятся участки с запасами нефти от 70 млн тонн, газа — от 50 млрд куб. м, золота — от 50 тонн, меди — от 500 000 тонн, а также содержащие уран, алмазы, никель, кобальт, литий, металлы платиновой группы, особо чистый кварц.

 

Правительственная инициатива может способствовать притоку прямых иностранных инвестиций, рассчитывают эксперты.

 

«Пакет 10% был недостаточен для компаний, рассчитывающих контролировать решения недропользователя, получать значительное участие в распределении прибыли и иметь возможность в дальнейшем продать свой пакет с премией», — говорит партнер King & Spalding Илья Рачков.

 

По его словам, именно приобретение стратегического пакета предполагает передачу иностранцами новых технологий, в том числе энергосбережения и добычи.

 

«Возможность увеличения доли иностранных инвесторов в управлении компанией с 10 до 25% в любом случае не дает им права принимать ключевые решения, что, в свою очередь, снижает привлекательность инвестирования для крупных игроков, — не согласен директор BDO в России Сергей Албу.

 

— В случае же получения контроля со стороны иностранного инвестора лимит в 25%, скорее всего, будет превышен, и придется получать заключения и одобрения правительственных органов, что несет в себе риски неполучения разрешений».

 

Предлагаемые инициативы со стороны бизнеса о внесении поправок, касающихся сквозных лицензий (на геологоразведку и на добычу), пока не нашли отражения в данном проекте, а у инвесторов в свою очередь нет уверенности, что при обнаружении запасов они смогут получить лицензию на добычу, добавляет он. Ранее Минприроды говорило о возможности компаний с иностранным участием автоматически конвертировать лицензию из разведочной в добычную при открытии месторождения золота с запасами больше 50 тонн, а также залежей алмазов и металлов платиновой группы, на чем настаивали и российские золотодобытчики.

 

Поправки могут затронуть не только иностранных инвесторов, но и компании с российскими владельцами, зарегистрированные за рубежом. В частности, это касается добытчиков драгметаллов, сменивших прописку с российской на лондонскую и джерсийскую — Polyus Gold и Polymetal.

 

Многие небольшие нефтегазовые компании-недропользователи также уже на 100% контролируются структурами, зарегистрированными в офшорах, то есть фактически иностранными компаниями, — например, «Эпсилон Энерджи», контролирующая несколько компаний, работающих в Коми, напоминает ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев. Доля французской Total в «Новатэке» составляет 20%, а в капитале крупнейшей в мире компании «Роснефть» 19,75% принадлежат британской ВР, отмечает он. Танкаев не исключает, что формальное снижение ограничений может быть связано с планами крупных компаний по продаже части своих акций иностранным акционерам — например, к приватизации сейчас готовится «Роснефть», - пишет http://www.gazeta.ru.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
xx.gif
ВМСБ в России. Корпоративные стратегии
АНДРЕЙ МЕЩЕРИН, «Нефтегазовая Вертикаль»
Довольно сложно понять ситуацию с ВМСБ нефтегазовой отрасли исключительно с высоты обобщенных показателей. В то же время обращение к практике работы ведущих российских компаний, занимающихся добычей нефти и газа, дает вполне адекватное представление о сходствах и различиях в корпоративных стратегиях, возможностях развития ресурсной базы добывающих производств. И не только потому, что они контролируют значительную часть распределенного фонда. «Газпром» и «Роснефть» интересны тем, что они являются (во всяком случае номинально) проводниками государственной политики в газовой и нефтяной отраслях соответственно. НОВАТЭК применяет в отношении ВМСБ политику, явно отличающуюся от «газпромовской». ЛУКОЙЛ — самый яркий пример успешной, в принципе, частной компании, добывающей много нефти и стремящейся усилить сегмент газодобычи. Опыт «Сургутнефтегаза» показывает, чего можно добиться в воспроизводстве МСБ за счет органического роста, то есть опираясь преимущественно на собственные силы. А «Татнефть» и «Башнефть» — это две компании с уникальным опытом работы на территориях, где, казалось бы, уже исчерпаны возможности стабильной нефтедобычи, которые — каждая своим путем — пытаются расширить изначально установленные им границы бизнеса.
modify_inline.gif
 

 

Сырьевая база российской нефтегазовой отрасли переживает не лучшие времена. Хотя формально новые запасы перекрывают уровень текущей добычи, замена очевидно неравноценная: отбирая лучшие запасы, недропользователи зачастую компенсируют их открытием небольших и сложных в разработке запасов в труднодоступных местностях, доразведкой известных месторождений, а то и бумажным пересчетом запасов. В последнее время ситуация усугубилась еще и тем, что в нераспределенном фонде недр практически не осталось заслуживающих внимания месторождений нефти и газа. Все, что было, поделили. И это принципиально новая для отрасли ситуация: не получать от государства готовые месторождения, а искать их самостоятельно. Собственно, такова обычная мировая практика. Но для нас она непривычна.
АНДРЕЙ МЕЩЕРИН, «Нефтегазовая Вертикаль»

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Только с начала 2013 года «Роснефть» и «Газпром» получили по 14 участков арктического шельфа. После этого и здесь распределять особо нечего.

От распределения советского наследия приходится переходить к формированию собственными силами новых поисковых заделов, развивать геологоразведку, активнее опираться на себя.

При всем внешнем благообразии статистики по запасам УВС реальная ситуация с ресурсной базой нефтедобычи в России достаточно тревожна.

Сырьевая база российской нефтегазовой отрасли переживает не лучшие времена. Хотя формально новые запасы перекрывают уровень текущей добычи, замена очевидно неравноценная: отбирая лучшие запасы, недропользователи зачастую компенсируют их открытием небольших и сложных в разработке запасов в труднодоступных местностях, доразведкой известных месторождений, а то и бумажным пересчетом запасов. В последнее время ситуация усугубилась еще и тем, что в нераспределенном фонде недр практически не осталось заслуживающих внимания месторождений нефти и газа. Все, что было, поделили. И это принципиально новая для отрасли ситуация: не получать от государства готовые месторождения, а искать их самостоятельно. Собственно, такова обычная мировая практика. Но для нас она непривычна.

Корифеи отечественной геологии утверждают, что ситуация далеко не безнадежна. Дело не в том, что не осталось новых месторождений, а в том, что недостаточно внимания уделяется их поиску. Под недостаточным вниманием, прежде всего, понимается скупое финансирование. Раскошелиться не торопятся ни государство, забирающее себе львиную долю нефтегазовых доходов, ни недропользователи, крупнейшие представители которых обеспечены разведанными запасами на десятилетия вперед. Новые независимые недропользователи? Но их появления не хотят ни отраслевые гиганты, ни правительство. Похоже, государство все еще надеется разрулить проблему, взывая к совести недропользователей или принуждая их активнее заниматься ГРР и скрупулезно выполнять лицензионные обязательства, даже в ущерб своим интересам. Такой подход вряд ли обеспечит стратегический прорыв в воспроизводстве МСБ. Но на другое власть, судя во всему, пока не готова.

АНДРЕЙ МЕЩЕРИН, «Нефтегазовая Вертикаль»,№17/13

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

С.М. Миронов

руководитель фракции

«Справедливая Россия»

в Государственной думе ФС РФ

Воспроизводство МСБ: нужны системные решения

В ноябре истекают сроки поручений, которые были даны ряду государственных ведомств с целью реализации решений, принятых на заседании Комиссии при Президенте РФ по вопросам стратегии развития ТЭК и экологической безопасности 13 февраля 2013 г. В то же время в горно-геологическом сообществе продолжаются дискуссии по вопросам, которые поднял в своем выступлении на заседании Комиссии бывший руководитель Роснедра А.П. Попов. Высказать свое мнение по данным вопросам, а также о состоянии государственной системы управления горно-геологическим комплексом редакция предложила руководителю фракции «Справедливая Россия» в Государственной Думе ФС РФ, авторитетному геологу С.М. Миронову.

Высказывания экс-руководителя Роснедра А.П. Попова на заседании Комиссии по стратегическому развитию ТЭК и экологической безопасности о состоянии и главных направлениях развития нефтегазовой отрасли России вызвали ряд вопросов у экспертного сообщества.

Например, было сказано, что созданная поколениями геологов сырьевая база позволяет обеспечить потребности хозяйственного комплекса страны и экспортные поставки, по меньшей мере, в течение ближайших 40 лет.

Есть ли у Вас такая же уверенность?

С.М. Миронов

Такой уверенности у меня нет. И вот почему.

Состояние минерально-сырьевого комплекса во многом определяется, как известно, двумя важнейшими составляющими − это поиск полезных ископаемых и их эффективная добыча. Если начинает хромать одна из них, то это неизбежно отражается на возможностях всего комплекса в целом. Причем, отказ от упреждающего поиска полезных ископаемых имеет отложенный негативный эффект.

Прежде чем ответить на вопрос, хочу сказать несколько слов об общей картине, которая сложилась в нашей геологической отрасли. Это позволит лучше понять мою позицию. Тем более, что все знают − ситуация в отрасли достаточно сложная. Отсюда и главная проблема − воспроизводство минерально-сырьевой базы. Многие реформаторы 1990-х годов считали, что разведанных запасов природных ресурсов хватит на много лет вперед, а дальше добывающие компании сами будут заниматься геологоразведкой. Но этого не произошло.

Однако миф, что «рынок сам все организует», полностью не изжит и сегодня. Темпы роста объемов геологоразведочных работ по-прежнему существенно отстают от темпов роста добычи полезных ископаемых.

Я убежден, что разведка недр, в первую очередь − задача государства. А основной проблемой российской геологии остается недопустимо низкий уровень ее финансирования.

Тормозит развитие и нерешенность целого ряд законодательных проблем. В частности − неполнота регулирования вопросов геологического изучения и воспроизводства минерально-сырьевой базы, создания условий для развития юниорных геологических компаний, накопления и оборота геологической информации, повышения конкурентоспособности минерально-сырьевой базы на мировом уровне.

Действующее законодательство в области государственных закупок не учитывает всю специфику геологоразведочных работ, а это снижет их эффективность и качество.

В условиях, когда два десятка лет все эти вопросы не решались, говорить о достаточно точной оценке мощности нашей минерально-сырьевой базы и сроках, в течение которых она способна обеспечить потребности страны и поставки за рубеж − это значит «гадать на кофейной гуще».

За последнее время мне приходилось слышать разные цифры на эту тему, но ни разу не довелось увидеть убедительных обоснований. Думаю, что их и не может быть, ведь объемы геологоразведки явно отстают от потребных. Отвечая на вопрос, могу сказать, что уверенность должна основываться только на достоверных результатах исследований природных ресурсов.

Хотя по натуре я оптимист и допускаю, что запасы отечественной ресурсной базы недооценены − наши недра необычайно богаты. Однако, к сожалению, неисчерпаемых запасов не бывает. Поэтому важно правильно их определить и грамотно ими распорядиться, в том числе, для поиска новых источников сырья и способов получения энергии. И такую оценку нужно сделать по классификации, максимально приближенной к международным стандартам − ведь оценивать нужно не только количество, но и качество сырьевой базы, от которого напрямую зависят объемы возможных инвестиций.

А.П. Попов отметил, что в основном добывающем регионе страны, ХМАО, начинают отчетливо прослеживаться тенденции в падении добычи в среднем на 1,5% в год. На сегодняшний день 95% всех разведываемых запасов передано недропользователям, которые не всегда рационально их используют. Одной из наиболее серьезных проблем в нефтяной отрасли является невовлечение в добычу значительной части разведываемых запасов.

Какие могут быть приняты меры со стороны государства по изменению такого положения?

С.М. Миронов

Обеспечение рационального использования месторождений − очень важная проблема. Сегодня хватает тех, кто хочет «снять сливки» и уйти на более выгодные разработки, при этом не думая об экологическом ущербе.

Для противодействия такому подходу государство должно предложить и неукоснительно реализовать на практике четкую систему преференций для тех, кто использует перспективные методы добычи ПИ, и меры воздействия на недобросовестных недропользователей.

Все чаще на повестку дня встает вопрос о стимулировании развития месторождений с трудноизвлекаемыми запасами. Здесь есть объективные критерии и именно на такую добычу направлены льготы, введенные весной прошлого года.

С другой стороны, для увеличения количества осваиваемых месторождений из числа разведанных нужно шире привлекать к этой работе средства и возможности малого и среднего бизнеса.

Многие из стоящих задач вполне по силам относительно небольшим предприятиям частного сектора экономики, которые в нашей стране развиваются слабо. Важно, чтобы государство сделало эту деятельность интересной для такого бизнеса.

Можно посмотреть на эти вопросы и несколько под другим углом зрения. Например, сегодня отсутствуют четкие гарантии недропользователям, открывшим месторождение в результате проведения ГРР за счет собственных средств. Во многом это и порождает тот комплекс проблем, о котором идет речь.

Обеспечение свободного оборота перспективных участков недр − ключевой вопрос. Его решение сразу оживит и разведку, и добычу ПИ. Причем контроль со стороны государства здесь не должен быть избыточным − важно найти разумный компромисс при условии, что все параметры оборота участков недр будут четко прописаны в законодательстве. Важно получить рыночную продукцию для геологии − возможность законного оборота прав на открытое месторождение.

Геологоразведка должна стать наиболее привлекательным видом бизнеса. Только тогда мы сможем решить в сжатые сроки проблему расширенного воспроизводства МСБ и активизировать плановую разработку уже разведанных запасов.

За счет запасов новых месторождений и залежей компенсируется, по словам А.П. Попова, не более 15−20% текущей добычи, все остальные приросты − это либо доразведка разрабатываемых месторождений, либо переоценка запасов с увеличением коэффициента извлечения нефти. Объемы поисково-разведочного бурения сократились почти с 2 млн в 2001 г. до 1170 тыс. погонных метров проходки в 2011 г. Для обеспечения расширенного прироста запасов нефти необходимо увеличивать объемы бурения в 2,5 раза.

Каким образом можно выйти на такие объемы?

С.М. Миронов

Ясно, что доразведка и переоценка запасов дешевле и проще, чем разведка новых неосвоенных районов. Но бесконечно «проедать» запасы, не пополняя их, нельзя.

Чтобы исправить положение дел, следует законодательно установить уровень необходимых расходов на геологическое изучение недр и воспроизводство МСБ в процентном отношении к ВВП. Основными источниками средств могут стать, например, отчисления определенного процента от суммы НДПИ и разовые платежи за пользование недрами. Наконец, необходимо освободить от НДС ГРР, выполняемые по государственному заказу.

Для эффективного решения проблем необходимы совместные усилия государства и частного бизнеса. Причем государство должно проводить первоначальную разведку новых ресурсов, которая снизит дальнейшие риски и сделает последующее изучение недр более привлекательным для частного бизнеса. Малые и средние предприятия должны получить реальные возможности для проведения прибыльных поисково-разведочных работ, что в сочетании с правом собственности на открытое месторождение и рыночными механизмами его оборота, несомненно, даст положительный эффект.

По мнению А.П. Попова, за последние 20 лет в России не был подготовлен ни один новый район нефтедобычи. Какие новые районы нефтедобычи, по Вашей оценке, можно считать перспективными для освоения на ближайшее время и обозримое будущее?

С.М. Миронов

Выделять такие районы я бы не стал, хотя некоторые из них у всех на слуху. Здесь важно вести плановую работу по всем направлениям. А какой из районов окажется самым перспективным − увидим на практике. Ясно одно − наши запасы не безграничны и не нужно ждать того момента, когда «жизнь заставит» в авральном порядке искать пути сохранения минерально-сырьевой базы страны.

Вместе с тем, мне представляется, что активизация работ на шельфе позволит не только прирастить запасы и увеличить добычу, но и обеспечит мультипликативный эффект в развитии многих высокотехнологических отраслей промышленности страны. Главное, чтобы основные заказы по реализации этого грандиозного проекта (сверхзадачи, если хотите) выполняли именно отечественные предприятия и все доходы оставались в России, а не шли за рубеж.

В своем выступлении А.П. Попов сказал, что именно в Западной Сибири необходимо сосредоточить основные объемы ГРР. Вы согласны с таким предложением?

С.М. Миронов

Делать так − это значит жить сегодняшним днем и не думать о перспективе. МСБ должна работать устойчиво. Она не должна быть подвержена существенным рискам, а для этого важно диверсифицировать добычу ПИ из многих месторождений в различных регионах страны. Тем более, что перспективные в этом отношении территории у нас есть. Кроме того, надо иметь в виду, что организация добычи ПИ во многих субъектах РФ − это новые рабочие места, появление дополнительных источников формирования бюджетов всех уровней и реальная возможность привлечения инвестиций. При этом необходимо максимально учитывать принцип «двух ключей», когда принципиальные решения по управлению недрами принимаются центром и регионами совместно. Все это при распределении объемов ГРР по стране нельзя сбрасывать со счетов.

Возьмем, например, Забайкальский край, который обладает высоким ресурсным потенциалом. Достаточно сказать, что в его недрах заключено свыше 90% разведанных запасов урана РФ, много циркония, меди, молибдена, титана, серебра и многих других ПИ.

Среди ключевых направлений стратегии развития Забайкальского края до 2030 г. − создание горно-металлургического кластера. Очевидно, что для решения такой задачи и федеральный центр, и крупный бизнес должны уделить особое внимание Забайкалью, поддержать региональную власть.

Кстати, регион возглавляет беспартийный сторонник нашей партии «Справедливая Россия» кандидат в губернаторы Константин Ильковский. Его команда уже сформулировала ряд конструктивных предложений. В частности, по НДПИ предлагается увеличить долю налога, остающуюся в регионах, с 60% до 80%. Фракция нашей партии в ГД считает такой подход правильным и в качестве законодательной инициативы внесет это предложение на осенней сессии.

Как создать эффективную государственную систему управления горно-геологическим комплексом?

С.М. Миронов

Нужно наводить порядок в отрасли, а для этого важно воссоздать орган управления, аналогичный министерству геологии СССР. Жизнь показала, что раздробление единой геологической службы на отдельные структуры − по контролю, нормативно-правовому и хозяйственному обеспечению, оказалось не оправданным.

Организационные решения должны быть подкреплены законодательными. Практика показывает − прописать все, о чем идет речь, в одном законе о недрах невозможно. Нам необходим целый свод законов, который в перспективе должен стать «Горным кодексом РФ». Необходимо четко разграничить полномочия государства и бизнеса в сфере геологоразведки, законодательно закрепить и увеличить объемы государственного финансирования поисково-оценочных работ.

В заключение хочу подчеркнуть − фракция «Справедливой России» является последовательным лоббистом интересов геологии в ГД. Мы глубоко понимаем роль и значение мощной МСБ для развития нашего государства. Обращаюсь к читателям журнала − направляйте в партию «Справедливая Россия» свои предложения по всем вопросам, которые были здесь затронуты. Решение проблем экономического развития страны и социального благополучия граждан − наша общая задача.

Источник:"Недропользование - ХХ1 век",№4/13.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В.В. Коркунов

департамент по недропользованию ХМАО-Югры

и.о. директора

М.В. Новиков

департамент по недропользованию ХМАО- Югры

заместитель директора

С.Г. Кузьменков

д-р геол.-мин. наук

научно-аналитический центр рационального недропользования

им. В.И. Шпильмана

главный научный консультант

Упущенные возможности в стабилизации уровня добычи нефти

На 1 июня 2013 г. на территории автономного округа свою производственную деятельность осуществляют 82 компании, владеющие долгосрочными лицензиями на право пользования недрами с целью разведки и добычи УВС и 44 компании с краткосрочными лицензиями на право пользования недрами с целью поиска и оценки.

Массив нефтяных и газовых лицензий составляет 483 лицензий (НП, НР, НЭ, НГ), в том числе, 363 долгосрочных с целевым назначением разведка и добыча УВ.

Практически каждая лицензия в той или иной мере обременена определенными обязательствами по объемам ГРР, включая:

− сейсморазведку 2D и 3D;

− поисковое, разведочное бурение;

− геолого-техническими мероприятиями, которые устанавливаются при защите запасов промышленных категорий и корректировки технологических схем разработки месторождений.

Эти виды работ выполняются и/или должны выполняться сервисными предприятиями, которых на территории автономного округа, по данным органов государственной статистики, насчитывается более 320 со средней списочной численностью более 165 тыс. человек. И это не считая персонала предприятий ТЭКа. Казалось бы, волноваться за отрасль нет причин, поскольку более 60% населения автономного округа в той или иной мере осуществляет свою деятельность на предприятиях ТЭК.

На самом деле не все так радужно. Уже на протяжении 5 лет в автономном округе наблюдается снижение добычи нефти примерно на 1−1,5%. 2012 г. не стал исключением, и добыча нефти с конденсатом по ХМАО-Югре составила 259,94 млн т (99% от добычи 2011 г.), т.е. тренд снижения добычи продолжается.

Возникает вопрос: можно ли переломить ситуацию и остановить снижение добычи нефти? Попробуем ответить на этот вопрос только с точки зрения выполнения предприятиями ТЭК своих лицензионных обязательств.

Анализ показал, что недропользователи на территории Ханты-Мансийского автономного округа-Югры не выполнили взятые на себя обязательств по всем по действующим лицензиям (НП, НР и НЭ) в следующем объеме:

− поисково-разведочное бурение – 94 скважины;

− сейсморазведочные работ 2D – более 11 тыс. км;

− сейсморазведочные работ 3D – более 600 км2.

Много это или мало для одного, но – главного в России нефтедобывающего субъекта федерации? Рассмотрим невыполнение по видам лицензий и определим реальные потери по восполнению МСБ УВ и их добыче, понесенные округом в частности и Россией в целом.

I. Выполнение объемов лицензионных обязательств на поисковых участках (лицензии НП)

Условиями лицензионных обязательств по поисковым лицензиям сроком на 5 лет предусматривается выполнение обязательного комплекса сейсморазведочных работ 2D и бурении поисковых скважин.

Сейсморазведочные работы

Основная задача сейсморазведочных работ на стадии поиска – подготовка нефтегазоперспективных объектов для постановки поискового бурения и оценка их ресурсной базы.

Лицензионные обязательства в части выполнения сейсморазведочных работ 2D определены по 96 действующим лицензиям. Объем сейсморазведочных работ, определенный в условиях поисковых лицензий составляет: 2D – 32 000 км и 3D − 370 км2.

Объем невыполнения сейсморазведочных работ в целом составил около 10 000 погонных километров сейсморазведки 2D и 160 км2 сейсморазведки 3D.

Компании, не выполнивших взятые лицензионные обязательства в части сейсморазведочных работ, преимущественно являются независимыми недропользователями. Следует отметить, что основной массив поисковых лицензий, по которым не выполнены сейсмические исследования, тяготеют к практически не изученным западным и северо-западным территориям автономного округа, для которых на современной стадии геолого- геофизической изученности характерны низкие плотности потенциальных ресурсов УВ.

Поисково-разведочное бурение

Лицензионные обязательства в части выполнения поисково-разведочного бурения определены по 123 действующим лицензиям. Общий объем поисково-разведочного бурения, определенный в условиях поисковых лицензий, составляет 257 скважин. По состоянию на 1 января 2013 г. по поисковым лицензиям на 18 поисковых участках не пробурено 23 скважины.

Невыполнение работ по поисково-разведочному бурении − следствие не подготовленности территорий ( не проведены сейсморазведочные работы), а также значительных материальных затрат, средствами для которых, как правило, не располагают независимые компании.

II. Выполнение объемов ГРР на совмещенных лицензионных участках (лицензии НР)

Лицензии НР выдаются на участки недр, в пределах которых имеются как подготовленные ресурсы категории С3, так и открытые единичными скважинами месторождения нефти.

В первом случае в лицензионные обязательства включен необходимый для подготовки запасов промышленных категорий объем сейсмических исследований 2D, поискового и разведочного бурения, а также обязательства по подготовке подготовленных к промышленной разработке запасов УВ.

При наличии в пределах лицензионного участка открытого месторождения, требующего доразведки и детализации модели залежей, обязательным является постановка сейсмических работ 2−3D и бурение разведочных скважин.

Сейсморазведочные работы

По действующим 54 лицензиям объем сейсморазведочных работ, определенный в условиях лицензий, составляет 16 тыс. км − 2D и 605 км2 − 3D.

Геофизические работы не выполнены в объеме: 1325 км − 2D и 300 км2 − 3D.

Поисково-разведочное бурение

Объем поисково-разведочного бурения, определенный в условиях лицензий НР, составляет 147 скважин по 64 действующим лицензиям.

Невыполнение лицензионных обязательств составило 17 поисково-разведочных скважин по 13 участкам.

III. Анализ выполнения ГРР на добычных лицензионных участках (лицензии НЭ)

Из 289 действующих лицензий НЭ обязательства по проведению сейсморазведочных исследований включены в лицензии по 81 участку и по бурению разведочных скважин – по 162 участкам.

Сейсморазведочные работы

Объем сейсморазведочных работ, определенный в условиях лицензий, составляет 2D − 30,2 тыс. км и 3D − 2536 км2.

Из 81 участка сейсморазведочные работы не выполнены:

− на 3 лицензионных участках − 205 км2 − 3D;

− на 2 лицензионных участках − 265 км 2D.

Поисково-разведочное бурение

Объем поисково-разведочного бурения в пределах лицензионных участков НЭ, определен в 162 действующих лицензиях − 467 скважин.

В пределах 28 лицензионных участков не пробурено 54 скважины.

Основная причина невыполнения лицензионных обязательств в пределах участков НЭ − после уточнения геологической модели месторождения и/или залежей за счет проведения сейсмических исследований 2D отпала необходимость бурения зависимых скважин.

IV. Анализ выполнения проектных решений при разработке месторождений и залежей нефти

В 2012 г. добыча нефти с конденсатом по ХМАО-Югре составила 259,938 млн т, или 94,3% от уровня предусмотренного проектными документами (275,6 млн т).

Основные причины недостижения проектного уровня добычи нефти следующие:

− объемы эксплуатационного бурения меньше проектного показателя: 13,7 млн метров, что на 0,9 млн метров, или на 6,2%, меньше проектного (14,6 млн метров). Эта тенденция наблюдается уже на протяжении многих лет;

− достигнутый уровень добычи обеспечен работой эксплуатационного фонда скважин, меньшего чем проектный. В 2012 г. он составил 96 711, что ниже проектного показателя (102 402) на 5,6%;

− на 28 месторождениях, обеспеченных всей технической документацией, в пределах распределенного фонда недр не велась добыча нефти;

− 16 месторождений в нарушение условий лицензионных соглашений не введено в разработку, поскольку по состоянию на текущее время они не обеспечены проектными документами. В результате запасы нефти категории С1+С2 в объеме 21,6 млн т не вовлечены в разработку.

Таким образом, потеря в добыче из-за невыполнения проектных решений только в 2012 г. составила более 4 млн т.

В целом по ХМАО-Югре по всем действующим лицензиям потеря составила почти 16 млн т нефти.

Выводы

Анализ выполнения условий лицензионных соглашений показал, что среди основных причин низкого воспроизводства МСБ и снижения уровней добычи нефти в автономном округе можно выделить следующие.

1. Невыполнение компаниями-недропользователями лицензионных обязательств по объемам и срокам проведения ГРР.

Анализ выполнения условий лицензионных обязательств по действующим лицензиям по основным видам ГРР (лицензии НП, НР и НЭ) в целом по автономному округу показал, что по состоянию на 1 февраля 2013 г. по лицензионным обязательствам:

− не построено 94 скважины. При среднем коэффициенте успешности поискового бурения в 30% и эффективности в 250 т/м, всеми недропользователями не подготовлено к разработке и не поставлено на Государственный баланс более 20 млн т извлекаемых запасов нефти;

− не выполнены сейсморазведочные работы 2D в объеме более 11,5 тыс. км сейсмических профилей, что не позволило подготовить к поисковому бурению нефтегазоперспективных объектов общей площадью более 1000 км2, или почти 21 млн т извлекаемых ресурсов категории С3;

− не в полном объеме проведены сейсморазведочные работы 3D, что негативно сказалось на эффективности размещения эксплуатационного фонда скважин и, в конечном итоге, отразилось на объемах добычи нефти.

Следствием проведения ГРР в недостаточном объеме является отсутствие подготовленных к разработке запасов, ввод в разработку которых мог бы компенсировать текущую добычу.

За 2012 г. прирост извлекаемых запасов в целом по округу за счет ГРР и переоценки по категории АВС1 составил 315,8 млн т, в том числе за счет ГРР по категории АВС1 было подготовлено 67,9 млн т, или всего 26% от добычи нефти в 259,9 млн т. Остальной прирост осуществлен за счет эксплуатационного бурения (углубление скважин, уточнение геологических моделей за счет сейсморазведки 3D, увеличение коэффициента извлечения нефти за счет ГТМ и др.).

Этот прирост реальный, но в пределах эксплуатируемых объектов. А необходимо расширять географию поиска, уходить на новые площади, т.е. увеличивать объемы поисковых работ.

Следует отметить, что за период с 1996 по 2012 гг. за счет геологоразведки подготовлено 1630 млн т. запасов нефти при добыче в 3898,8 млн т., т.е. прирост компенсировал добычу всего на 41%.

2. Отсутствие должного контроля за выполнением лицензионных обязательств со стороны государства. Это обусловлено, в первую очередь, тем, что в ТЭК России имеет место нарушение баланса интересов государства, региона, компаний. При этом регионы практически отстранены от принятия управленческих решений в области предоставления прав и согласования условий недропользования, контроля выполнения лицензионных обязательств недропользователями, а федеральные органы не могут эффективно выполнять возложенные на них государственных функций в этой сфере.

3. Недостаточные темпы лицензирования перспективных участков, как на поиск и оценку, так и участков с открытыми месторождениями.

По итогам 2012 г. из объявленных 27 аукционов право пользования недрами представлено лишь по 6 участкам, в том числе по двум участкам федерального значения.

При этом следует учесть, что основной перечень объектов лицензирования на 80% состоит из заявок потенциальных недропользователей.

Причина столь низкого результата кроется в том, что конечные условия по объему обязательной программы ГРР и величине стартового размера разового платежа за участие в аукционах являются завышенными, не обоснованными с точки зрения геологии и экономически нецелесообразными. Компании после ознакомления с ними просто отказываются от участия в тендерах.

Следует также отметить, что в пределах нераспределенного фонда недр числится более 110 месторождений с извлекаемыми запасами порядка 500 млн т, которые также необходимо выставлять на аукционы.

Предложения

1. Для усиления контроля за выполнением условий лицензионных соглашений в части ГРР предлагается:

− создать комплексную межведомственную комиссию по рациональному использованию недр с участием представителей федеральных и региональных органов власти (вопросы лицензирования, разработки месторождений, запасов, выполнения ГРР);

− сформировать единый информационный ресурс недропользования (результатов ГРР) для эффективного управления фондом недр на всех уровнях;

− внести изменения в действующие нормативно-правовые акты в части исчисления стартовых разовых платежей при выставлении участка недр на аукцион.

Для сведения:

• Ресурсная база Югры изучена недостаточно как по площади, так и по глубине. Под долгосрочные (добычные) лицензии распределено 33% (163 из 457 тыс. км2) перспективных на нефть и газ земель территории округа. Достаточно полно геологоразведкой изучена только та часть округа, где ведется интенсивная добыча нефти, а периферия территории, а также нижние горизонты нефтеперспективных земель (нижняя юра, доюрские образования) исследованы бурением менее чем на 10%.

• Согласно расчетам специалистов 38,5% от начальных суммарных извлекаемых ресурсов еще предстоит выявить.

• В активной разработке находится чуть более 1/3 поставленных на Государственный баланс запасов.

• Добыча нефти из трудноизвлекаемых залежей, включая баженовскую свиту, продолжает снижаться. Если в 2011 г. из залежей этих категорий было добыто 29,95 млн т, то в 2012 г. на 900 тыс. т меньше.

• В разработку не введены 120 месторождений нефти распределенного фонда недр.

• В пределах нераспределенного фонда недр находится более 110 месторождений нефти, являющихся первоочередным объектом лицензирования.

Источник: "НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЕ-ХХ1 ВЕК",№4/13

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Н.И. Искрицкая

канд. экон. наук

ВНИГРИ

заведующий лабораторией

методического обеспечения

и подсчета запасов углеводородов

nii@vnigri.ru

В.Н. Макаревич

д-р геол.-мин. наук

профессор

академик РАЕН

ФГУП ВНИГРИ

главный научный сотрудник

ins@vnigri.ru

Системный подход к освоению месторождений тяжелых высоковязких нефтей Российской Федерации

Нефть играет ключевую роль в экономике России. За счет нефти, газа и продуктов их переработки страна получает более 75% валютных поступлений от экспорта, причем основная доля этих поступлений приходится на экспорт нефти (43,2%). От экспортной цены на нефть зависит денежно-кредитная политика государства. По оценкам специалистов, на ближайшую перспективу ожидается снижение доходов нефтегазового сектора. Основные причины пессимистических прогнозов – преобладание доли трудноизвлекаемых запасов (ТИЗ) в структуре отечественной ресурсной базы и снижение общего объема запасов углеводородов.

Наиболее быстрыми темпами в составе ТИЗ увеличивается сегмент тяжелых высоковязких нефтей (ТВН): с 2000 г. по 2011 г. он возрос в 2,5 раза с 7% до 16,4%, а в общем объеме добычи – изменился лишь с 3% до 8,2% [1]. Преодоление этой диспропорции является актуальной задачей недропользования.

В государственных балансах запасов полезных ископаемых РФ нефть, имеющая плотность более 0,9 г/см3, относится к категории тяжелой (ТН). Текущие извлекаемые запасы ТН (категорий А+B+С1) составляют около 3 млрд т. Географически практически половина из них находится на европейской территории страны в Приволжском ФО – 33%, Северо-Западном ФО – 21% и за Уралом – в Уральском и Сибирском ФО – 45%.

Значительная часть ТН сочетается с высокой вязкостью в пластовых условиях (выше 30 мПа•с), что относит их к категории высоковязких (ВВН). Как правило, именно высокая вязкость нефти требует использования интенсивных технологий добычи, в т.ч. дорогостоящих и энергоемких тепловых методов. Особые сложности возникают при разработке сверхвязких нефтей (СВН), вязкость которых в пластовых условиях превышает значение 200 мПа•с. Часто содержание серы в составе ТВН превышает 2%, т.е. они являются еще и высокосернистыми.

ТВН не являются в полном смысле альтернативой обычной нефти, т.к. в их состав кроме углеводородов входят ценные гетероорганические соединения (сернистые, азотистые, кислородные, различные смолистые вещества), металлы (ванадий, никель, титан, германий, уран и др.) в кондиционных концентрациях. Эти качественные характеристики осложняют добычу, подготовку, сдачу в магистральный трубопровод и дальнейшую переработку ТВН на нефтеперерабатывающем предприятии (НПП), что в конечном итоге приводит к более высоким издержкам производства по сравнению с обычной нефтью, что и предопределяет непропорционально низкие их содержанию в запасах темпы освоения.

В 2011 г. в целом по стране было добыто 46,6 млн т ТН. На европейской территории страны, включающей Волго-Уральскую и Тимано-Печорскую провинции, доля ТН в общем объеме извлекаемых запасов составляет 34%, а в объеме добычи – 20%, объем добычи – почти 24 млн т. В Западной Сибири (Уральском и Сибирском ФО) – доля ТН так же велика – примерно 30%, объем добычи ТН сопоставим с регионами европейской части страны – 22,6 млн т, но составляет лишь 6% от объема добычи территории. Роль ТВН в ресурсной базе и добыче этих регионов различна.

На европейской территории страны за последние 5 лет темпы прироста запасов ТН в 3,4 раза опережали темпы прироста всех запасов нефтяных месторождений. Удельный вес месторождений ТН неуклонно растет в структуре запасов. Так, например, в запасах Республики Татарстан и Республики Коми доли ТН преобладают и составляют 51% и 54% соответственно. Доля ТН в добыче Республики Татарстан достигает 30%, а Республики Коми – 23% [2].

Основная часть запасов ТН Приволжского ФО (57%) содержится в 860 мелких месторождениях, большинство которых находится в Самарской области (311 месторождений и 84% извлекаемых запасов), Пермском крае (213 и 59%), Республике Татарстан (195 и 48%), Республика Башкортостан (185 и 69%). Извлекаемые запасы ТН ряда регионов Приволжского ФО на все 100% содержатся в мелких и мельчайших месторождениях: в Саратовской области – в 97 месторождениях, в Кировской области – в 6, в Пензенской области – в 3 (табл. 1).

Таблица 1. Доля мелких месторождений (с запасами менее 15 млн т) в объеме извлекаемых запасов Приволжского ФО

Субъект Федерации Количество месторождений Доля

в извлекаемых запасах (%)

Приволжский ФО, всего, в.т.ч. 860 57

Кировская область 6 100

Пермский край 213 59

Удмуртская Республика 111 55

Республика Татарстан 195 48

Пензенская область 3 100

Ульяновская область 50 72

Самарская область 311 84

Саратовская область 97 100

Республика Башкортостан 185 69

Доля высокосернистых нефтей в запасах ТН Волго-Уральской провинции превышает 97%. Во многих залежах (Аканское, Степноозерское, Вишнево-Полянское, Зимницкое месторождения) содержание серы превышает 4–5%.

По различным оценкам, суммарные ресурсы СВН и природных битумов с вязкостью более 2500–4000 мПа•с в Республике Татарстан составляют от 1,4 до 7 млрд т. Такой диапазон оценки ресурсов объясняется слабой изученностью ресурсной базы.

На территории Республики Татарстан с 2006 г. на Ашальчинском месторождении проводятся опытно-промышленные работы (ОПР) по добыче СВН методом парогравитационного дренирования. Работы ведутся на основании утвержденной технологической схемы разработки с максимальной добычей нефти 297 тыс. т в 2015 г., при фонде 118 добывающих, 74 нагнетательных скважин.

В 2012 г. на Ашальчинском месторождении сверхвязкой нефти добыто более 73 тыс. т нефти. В целом с начала опытно-промышленной разработки месторождения добыто свыше 180 тыс. т нефти. На начало 2013 г. суточная добыча СВН составляет более 270 т из 11 пар горизонтальных скважин. За период ОПР удалось сократить время бурения скважин с 80 до 20–25 суток, за счет совершенствования технологии планируется сократить срок бурения до 15 суток. Паронефтяное соотношение в добыче снижено с 12,8 т/т в 2006 г. до 2,8–3 т/т в 2012 г.

Для добычи СВН существуют налоговые льготы в виде отмены уплаты НДПИ (действует с 2007 г.), которыми можно воспользоваться при наличии раздельного учета добычи и подготовки льготируемой нефти и ведении отдельного бухгалтерского баланса. ОАО Татнефть пришлось потратить на обеспечение раздельной системы подготовки и учета на Ашальчинском месторождении 52,6 млн руб. В начале ОПР себестоимость добычи 1 т СВН составляла порядка 49 тыс. руб., в 2012 г. она снизилась до 9,1 тыс. руб. С введением дополнительных налоговых льгот (1 июля 2012 г.) по снижению на 90% экспортной пошлины добыча нефти на опытном участке Ашальчинского месторождения становится рентабельной.

Экономическая эффективность разработки месторождений ТВН в современных условиях напрямую зависит от наличия достаточных мощностей по переработке сырья. В Республике Татарстан построен НПЗ Комплекса ТАНЕКО по переработке ТВН, которые по специальному трубопроводу поступают на НПЗ. Глубина переработки ЭЛОУ-АВТ-7 достигает более 73%, отбор светлых нефтепродуктов – 49,2%. Следующим этапом (2015–2016 гг.) станет глубокая переработка ТВН (до 97%), объем переработки – 7 млн т в год.

На территории Тимано-Печорской провинции расположено больше 40 месторождений ТН, основные запасы сосредоточены в Тиманской, Хорейверской и Варандей-Адзъвинской НТО. Примерно 2/3 запасов ТН Тимано-Печорской НГП составляют сверхтяжелые нефти, с плотностью выше 0,9 г/см3. Большая часть ТН характеризуется вязкостью более 30 мПа•с. Среди месторождений высоковязких и сверхвязких нефтей необходимо отметить Ярегское (вязкость 12000–15000 мПа•с), Торавейское (более 1800 мПа•с), Усинское (710 мПа•с), Тобойско-Мядсейское (более 150 мПа•с). Высокая вязкость этих тяжелых нефтей требует использования специальных технологий, обеспечивающих наиболее полное извлечение нефти и попутных компонентов.

Нефти Тимано-Печорской НГП характеризуются как сернистые и высокосернистые. Высокой сернистостью отличаются нефти Тэдинского (2,54%), Среднемакарихинского (2,44%), Южно-Торавейского (2,03–2,75%), Западно-Хоседаюского (2,85–3,19%), Наульского (2,15–3,41%) месторождений.

ТВН Тимано-Печорской и Волго-Уральской провинций являются не только углеводородным сырьем, но и источником ценных попутных компонентов, таких, как ванадий и никель. Наиболее богаты металлами ТН месторождений Волго-Уральской НГП, они суммарно содержат более 100 тыс. т извлекаемых запасов пятиокиси ванадия и 4,6 тыс. т никеля. Из нефтей этой провинции следует выделить месторождения Ульяновской области, которые содержат рекордные показатели пятиокиси ванадия: Зимницкое – от 659 до 1954 г/т, Кондаковское – 1922 г/т, Филипповское и Северо-Филипповское – 1130–1219 г/т. В Тимано-Печорской провинции – это Усинское, Ярегское, Торавейское месторождения.

Изучение состава попутных компонентов показало, что металлы (V, Ni), извлекаемые из ТВН, качественно превосходят получаемые аналоги из руды, и ведущие страны предпочитают их использовать в инновационных технологиях, где нужны металлы более высокой чистоты, чем в литейном производстве. Наиболее развитые страны, такие как Канада и Япония, полностью получают ванадий из ТВН. Даже если сырье импортируется, то преимущественно используются для извлечения ванадия нефтяные остатки или металлоносный кокс, а не руда. В США удельный вес извлечения ванадия из нефти превышает 80%.

Тяжелые нефти Ярегского месторождения помимо ванадия и никеля содержат также титан, но до настоящего времени нет эффективной промышленной технологии извлечения титана и его соединений. В России нет ни одного предприятия по выпуску диоксида титана, а значительные потребности в титановых концентратах и пигментах, вырабатываемых на их основе, покрываются за счет импорта при наличии отечественных запасов сырья. В настоящее время разработана концепция освоения уникального месторождения, предусматривающая извлечение ценных попутных компонентов, но на практике она не реализуется.

В целом, с 2006 по 2011 гг. доля ТН в добыче по отдельным регионам европейской части страны составляла от 9 до 65%. В Республике Татарстан годовая добыча ТН увеличилась на 1,4 млн т., в Республике Коми – на 0,7 млн т., в Республике Удмуртия и Самарской области – около 0,3 и 0,8 млн т. соответственно. Внедрение новых технологий и введение налоговых льгот привели к увеличению рентабельной добычи ТН. Но темпы прироста объемов добычи ТН недостаточны в условиях сложившейся структуры запасов, что ведет к постепенному сокращению ресурсной базы и ухудшению ее качества [2].

В развитии Западно-Сибирского нефтегазового комплекса накапливаются негативные тенденции, которые обусловлены ростом доли ТИЗ, в т.ч. ТВН с аномальными физико-химическими свойствами [3]. Основные изменения в структуре запасов Западно-Сибирской НГП можно проследить на примере Ямало-Ненецкого АО. На рис 5 приведено сопоставление доли ТН в запасах и добыче Ямало-Ненецкого АО. Различие между сегментами ТН в запасах (32%) и добыче (4%) налицо, но пока на территории Уральского ФО еще достаточно велики объемы запасов и добычи легкой нефти, поэтому освоение ТН не считается столь острой проблемой, как для европейской части страны. Но это только вопрос времени, поскольку разница существенная и доля ТН нарастает.

Отличительной особенностью запасов ТН Западно-Сибирской НГП является их содержание в 15 крупных, крупнейших и уникальных месторождениях, большинство залежей которых пригодны для эффективной разработки: запасы в основном приурочены к пластам, нефтенасыщенная толщина которых превышает 5 м, проницаемость – 0,1–0,5 мкм2 и выше, открытая пористость – более 20%, что обеспечивает достаточную емкость коллекторов. Примерно треть запасов тяжелых нефтей характеризуется низкими значениями вязкости менее 30 мПа•с.

Среди месторождений высоковязких нефтей можно отметить Тазовское, Западно-Мессояхское, Новопортовское, Северо-Комсомольское, Ван-Еганское. Залежи высоковязких нефтей приурочены к глубинам 800–1500 м. Нефти тяжелые и сверхтяжелые, плотностью до 0,960 г/см3, вязкость в пластовых условиях составляет 40–95 мПа•с.

Отдельного рассмотрения достойно уникальное Русское месторождение ТН, расположенное в Заполярье на территории Ямало-Ненецкого автономного округа. Геологические запасы этого крупнейшего в России месторождения ТН достигают 1,47 млрд т. Залежи тяжелой (плотность 0,936 г/см3), высоковязкой (217 мПа•с), малосернистой, малопарафинистой нефти приурочены к терригенным отложениям верхнего мела. Месторождение находится в распределенном фонде, но темпы его освоения невелики.

С самого начала освоения Русского месторождения рассматривались варианты территориального совмещения добычи и комплексной переработки сырья, поскольку сложно и дорого добывать и транспортировать высоковязкую нефть. Проведенные исследования показали, что из нефти Русского месторождения можно получать высококачественное реактивное и дизельное топливо, арктические низкозастывающие малосернистые масла, строительные и дорожные битумы и электродный кокс. Возможность получать продукцию на НПЗ по переработке ТН, который предполагалось построить как элемент промышленной инфраструктуры Русского месторождения, был многообещающим, но затратным, поэтому он так и не был реализован на практике.

В настоящее время повышение эффективности разработки Русского месторождения связано с возможностью сдачи кондиционной продукции в транспортную систему. Для получения товарной нефти запланировано строительство новой установки подготовки нефти мощностью 3 млн т в год, создание комплекса по смешиванию нефти и конденсата. С вводом этих объектов ожидается увеличение годовой добычи нефти до 20 млн т в год. Этот пример наглядно показывает, что освоение месторождений ТВН является комплексной проблемой, которая решается, когда имеются рентабельные технологии добычи, транспортировки и переработки сырья.

В российской Арктике на шельфе и побережье Печорского и Карского морей разведано 19 месторождений тяжелых и битуминозных видов нефти. Из общих извлекаемых запасов нефти в регионе 1,7 млрд т – это запасы ТВН, они составляют 1,1 млрд т. На 5 крупных месторождениях, открытых на шельфе Печорского моря, сосредоточено 0,4 млрд т извлекаемых запасов, 85% которых представлено тяжелыми и битуминозными нефтями: на Варандейморе, Приразломном и Северо-Гуляевском – 100%, на месторождении Медынское-море – 99%, на основных горизонтах Долгинского – 82% извлекаемых запасов.

Экономическая эффективность разработки этих месторождений достигается при территориальном совмещении добычи и переработки нефти. На Кольском полуострове планируется создание производства по переработке тяжелых шельфовых нефтей, перевозимых через Мурманский транспортный узел. Создание НПЗ по переработке арктической тяжелой нефти позволит решить две важные задачи:

• обеспечить регион доступными энергоресурсами,

• повысить рентабельность освоения шельфовых месторождений за счет экспорта легких продуктов перегонки с большей добавленной стоимостью.

Установлено, что издержки по добыче ТВН выше, чем обычных нефтей, а цены реализации ниже; рост добычи ТН приводит к ухудшению сырья в системе транспортировки нефти и в нефтепереработке, что приводит к дополнительным затратам как добывающих предприятий (компенсационные выплаты за потерю качества), так и перерабатывающих предприятий (создание специальных процессов углубления переработки), что приводит в целом к снижению технико-экономических показателей освоения месторождений ТВН [2]. Добыча ТВН при помощи технологий для обычных нефтей ведет к потере ценных попутных компонентов, что наносит существенный экологический ущерб окружающей среде. Убытки предприятий при этом складываются из упущенной выгоды от потери металлов и штрафов за загрязнение окружающей среды (которые оплачиваются в основном за счет прибыли предприятий). Наиболее полное извлечение всех полезных компонентов обеспечивают только комплексные технологии, которые охватывают процессы добычи и переработки сырья.

Учитывая ухудшение ресурсной базы нефти, получение качественных нефтепродуктов в достаточных объемах невозможно без модернизации существующих процессов переработки и ввода новых производств, рассчитанных на комплексную переработку ТВН с извлечением ценных попутных компонентов. Это и производство синтетической нефти и продукции нефтепереработки: металлического кокса, металлопорфиринов и металлов (ванадий, никель), серы, строительных материалов и др., которые могли бы обеспечить нефтепродукту коммерческий потенциал. На сегодняшний день основные технологические инвестиции России были ориентированы на классическую нефтедобычу и нефтепереработку. Технологий переработки тяжелого и сверхтяжелого углеводородного сырья практически нет. В настоящий момент имеющихся в России технологий недостаточно даже для облагораживания низкокачественной товарной нефти. Основой повышения экономической эффективности освоения ТВН является изучение рынка товарной продукции, получаемой в процессе их добычи и комплексной переработки.

Причины медленного освоения ТВН в нашей стране:

• отсутствие государственной программы изучения ресурсной базы ТИЗ (ТВН в том числе) и ее освоения;

• отсутствие единого подхода к классификации ТИЗ (ТВН в том числе) и как следствие весьма расплывчатые представления о величине их запасов и прогнозных ресурсов;

• практически полное прекращение фундаментальных исследований, направленных на разработку научной основы создания эффективных технологий добычи, транспортировки и переработки ТВН, адаптированных к особенностям конкретных отечественных объектов разработки;

• нехватка эффективных промышленных технологий и технических средств разработки, недостаточный объем опытно-промышленных работ по испытанию новых технологий добычи;

• несовершенство налоговой политики, сложность и высокие затраты по добыче льготируемой нефти.

Системный подход к стимулированию разработки месторождений УВС возможен на основе создания единого документа, в котором будут определены виды, критериальные показатели ТИЗ, значения ТИЗ, позволяющие получить налоговые льготы при разработке месторождений. Необходима система мер для стимулирования внедрения новых технологий добычи и повышения нефтеотдачи ТИЗ. Со стороны государства должен осуществляться анализ целесообразности и эффективности применения налоговых льгот.

Проведенный мониторинг ресурсной базы показывает, что необходимо ускоренное освоение месторождений ТВН, особенно в европейской части РФ, где доля ТВН в структуре запасов преобладает и сосредоточена в мелких и мельчайших месторождениях. Темпы прироста объемов добычи ТН недостаточны, что ведет к постепенному сокращению ресурсной базы и ухудшению ее качества. Особенно остро этот дисбаланс наблюдается в «старых» нефтедобывающих районах, таких как Республика Коми, Республика Татарстан, Ульяновская и Самарская области, где создана вся необходимая для добычи, переработки и поставки на экспорт нефти промышленная и непромышленная инфраструктура, имеется квалифицированный персонал.

В развитии Западно-Сибирского нефтегазового комплекса накапливаются негативные тенденции, которые обусловлены ростом доли ТИЗ, в т.ч. ТВН с аномальными физико-химическими свойствами. Сокращение темпов падения добычи в регионе в немалой степени связывается с вводом в промышленную разработку крупных месторождений ТН и их комплексным освоением.

Освоение месторождений ТВН на арктическом шельфе возможно только при территориальном совмещении добычи и переработки ТВН.

Основные направления ускорения темпов освоения ТВН в целом по стране:

• разведка и ввод в разработку новых месторождений;

• разработка и опытно-промышленные испытания технологий добычи ТВН:

– разработка и опытно-промышленные испытания технологий подготовки и транспортировки ТВН;

– создание новых мощностей по переработке ТВН, позволяющих получать высокотехнологичные товары;

– предотвращение потерь ценных попутных компонентов, содержащихся в ТВН;

– решение экологических проблем в добыче и переработке ТВН;

• государственное стимулирование различных направлений освоения месторождений с ТИЗ.

При рассмотрении вопросов, связанных с освоением запасов ТВН, необходимо учитывать следующие обстоятельства: потребность в нефти и нефтепродуктах в мире растет высокими темпами; темпы подготовки новых запасов (особенно высокопродуктивных, высококачественных и высокоэкономичных) отстают от темпов роста потребности; новые запасы открываются во все более труднодоступных районах и на больших глубинах; извлечение запасов, оставшихся на «старых» месторождениях, становится все труднее и дороже; предельная себестоимость добычи нефти и цены на нефть имеют тенденцию к росту.

Решение проблемы конкурентоспособности ТВН заключается во внедрении специальных технологий добычи, переработки, извлечения ценных попутных компонентов, которые обеспечивают экономически эффективное освоение месторождений, получение гаммы ценных товарных продуктов. Тогда ресурсный потенциал ТВН станет надежным источником поддержания объемов добычи и переработки нефти, получения ценных попутных компонентов.

Литература

1. Прищепа О.М., Подольский Ю.В. Минерально-сырьевая база и добыча жидких углеводородов в России (современное состояние, прогноз развития). Материалы Международной научно-практической конференции «Высоковязкие нефти и природные битумы: проблемы и повышение эффективности разведки и разработки месторождений», Казань. 2012. С. 10–14.

2. Макаревич В.Н., Искрицкая Н.И., Богословский С.А. Ресурсный потенциал месторождений тяжелых нефтей европейской части Российской Федерации // Нефтегазовая геология. Теория и практика. 2012. Т. 7. № 3 // http://www.ngtp.ru/rub/6/43_2012.pdf.

3. Ященко И.Г. Географическое распределение трудноизвлекаемых нефтей Томской области и их свойства // Вестник ЦКР Роснедра. 2012. № 3. С. 44–51.

Источник: "НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЕ-ХХ1 ВЕК",№4/13

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Если кого это интересует - прикладываю еще пару статей по этому вопросу

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

На юге Тюменской области ищут новые месторождения нефти

«Нефть России», 30.08.13, Москва, 13:09 По официальным данным, в первом полугодии 2013 года на юге Тюменской области было добыто в около 4, 1 млн тонн нефти, что почти на 751 тыс. т больше, чем за аналогичный период 2012 года. В частности, объем суточной добычи нефти в рамках Уватской группы месторождений достиг 24, 7 тыс. т и превысил показатели первого полугодия 2012 года на 28, 8%. По словам специалистов, столь значительный рост добычи стал возможен благодаря увеличению объемов бурения и развития инфраструктуры. За I полугодие 2013 года было пробурено 64 эксплуатационных и нагнетательных скважины.

Нужно сказать, что ученые давно пересмотрели свои взгляды относительно богатства недр юга Тюменской области. Когда только шла речь о возможной разработке месторождений Уватской группы, такие объемы нефтеотдачи не планировались.

Кстати, у Тюменской области, Югры и Ямала еще очень большой потенциал. Буквально на прошлой неделе (21–22 августа) в Тюмени состоялось совещание научно-технического совета Федерального агентства по недропользованию (Роснедра) «О рассмотрении предложений для включения в проекты Перечней объектов государственного заказа Федерального агентства по недропользованию по воспроизводству минерально-сырьевой базы углеводородного сырья и подземных вод на 2014 год по Уральскому федеральному округу» под председательством заместителя руководителя Федерального агентства по недропользованию Ореста Каспарова.

В первый день были рассмотрены территориальные объекты Тюменской области (Тюмень недра), Свердловской области (Уралнедра), Ханты-Мансийского автономного округа (Югранедра). На следующий день объекты Ямало-Ненецкого автономного округа (Ямалнедра) и транстерриториальные объекты по УРФО (Уралнедра).

О перспективах и настроениях промышленников по освоению новых месторождений на территории Тюменской области, Югры и Ямала корреспонденту ИИ «NewsProm.Ru» рассказал генеральный директор ФГУП "ЗапСибНИИГГ" Игорь Шпуров. Для справки — этот институт обеспечивает решение задач формирования региональной минерально-сырьевой политики агентства Роснедра при разработке программ развития минерально-сырьевой базы, подготовке к лицензированию фонда недр и мониторингу освоения минеральных ресурсов в Западно-Сибирском регионе.

По словам Игоря Шпурова, перечень месторождений, за разработку которых хотели бы взяться недропользователи, год от года растет. "Недропользователи, открывшие месторождение углеводородного сырья в ходе поисковых работ, в дальнейшем всегда приступают к доразведке открытого месторождения, а при положительных технико-экономических условиях — к его опытно-промышленной эксплуатации и разработке, — пояснил он. — Перечни участков недр предлагаемых для предоставления в пользование на 2013–2014 годах, на углеводородное сырье, по разделу разведка и добыча, а также геологическое изучение (поиски, оценка), разведка и добыча полезных ископаемых по Тюменской области, ХМАО-Югра и ЯНАО содержат 60 участков с 19 месторождениями, в том числе — 11 нефтяных, 6 газовых, 1 нефтегазовое, 1 нефтегазоконденсатное. Начальные суммарные извлекаемые ресурсы этих участков насчитывают: нефти — 1, 2 млрд.т; газа — 1, 7 трлн.м3, конденсата — 122 млн.т. На территории всех предложенных участков в разное время выполнялись геолого-разведочные работы. Изученность как по участкам в целом, так и по площади каждого из участков не равномерная и не недостаточная. В целом недропользователи снижают выполнение поисковых работ. Более половины суммарной площади территорий Тюменской области, ХМАО-Югры и ЯНАО находится в нераспределенном фонде недр".

По его словам, перспективные и прогнозные ресурсы нефти по участкам, предлагаемым к лицензированию в 2013 году на территории юга Тюменской области, оцениваются на уровне — 98 млн.т. Кроме того, стратегией лицензирования предусмотрены поисковые работы на 22 участках недр, составляющих Тобольский промышленно-инфраструктурный комплекс. Именно с этим проектом связаны ожидания по поводу открытия новых месторождений.

Что касается месторождений подземных вод, за разработкой которых также следят представители Роснедра, то они имеют большой социальный и промышленный статус. "Без воды невозможно ни само существование человечества, ни его хозяйственная деятельность. Поиск, разведка месторождений подземных питьевых, лечебных и технических вод осуществляется как муниципалитетами так и хозяйствующими субъектами в соответствии с законом о недрах, — объяснил Игорь Викторович. — Многие муниципальные образования осуществляют водоснабжение за счет подземных вод либо имеют резервные источники подземного водоснабжения. Равно и хозяйствующие субъекты проходят лицензирование на добычу подземных вод. Механизм лицензирования отработан и прозрачен, недостатка в удовлетворении потребностей заявителей нет".

Впрочем, недра Тюменской области, Югры и Ямала богаты не только углеводородами. "На территории Тюменской области, ХМАО-Югры и ЯНАО помимо общераспространенных полезных ископаемых, углеводородного сырья, недра содержат: железные и хромовые руды, молибден, свинец, цинк, тантал, ниобий, редкие земли, золото рудное и россыпное, барит, фосфориты, жадеит, цементное сырьё, мраморизованные известняки и габбро для блоков, — рассказал Игорь Шпуров. — Месторождения большинства из перечисленных полезных ископаемых, находятся в распределенном фонде недр и разрабатываются недропользователями. Некоторые месторождения имеют федеральное значение. Технический и технологический прогресс не стоит на месте, вероятно изменение востребованности той или иной группы полезных ископаемых", - передает ИИ «NewsProm.Ru».

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Из статьи Р.Х. Муслимова (д-р геол.-мин. наук,академик АН РТ, РАЕН и АГН Казанский (Приволжский) федеральный университет

кафедра геологии нефти и газа,профессор)

Оптимизация добычи нефти и максимизация КИН − приоритетные направление развития нефтяной отрасли современной России (НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЕ-ХХ! ВЕК",№4/13)

Состояние нефтяной промышленности интегрально определяет положение с воспроизводством минерально-сырьевой базы (ВМСБ) (в РФ треть всего прироста проблематична) и уровнем проектного коэффициента извлечения нефти (КИН) (в РФ он имеет тенденцию к снижению). Достигнутое расширенное воспроизводство запасов за 2006−2012 гг. и благополучие с воспроизводством запасов является мифом и поэтому не может служить обнадеживающим фактором дальнейших успехов в этой сфере.

Во-первых, странно, что при существенном невыполнении физических объемов ГРР удалось столь существенно увеличить приросты запасов нефти. Возникает предположение о «манипулировании» показателями, что убедительно проиллюстрировано в работе [1]: «Если откинуть виртуальные запасы, то уровень прироста по отношению к добыче составляет всего 42,2% (за 2000−2009 гг.)». По нашему мнению, эта цифра занижена и фактическое воспроизводство выше, но все равно не превышает 60−100%.

Во-вторых, значительная доля прироста запасов (38,7%) получена за счет повышения КИН по действующим месторождениям после принятия Центральной комиссией по разработке нефтяных и газовых месторождений (ЦКР) новых документов. Даже если КИН не завышен, его нельзя принимать в качестве резерва увеличения добычи, т.к. эти запасы уже учтены в сегодняшней базовой добыче.

В-третьих, ослабление требований Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых (ГКЗ) к обоснованности прироста запасов способствует принятию на баланс успокаивающих цифр.

Поэтому не случайно разработчики Генеральной схемы развития нефтяной отрасли РФ до 2030 г. сделали вывод: для выполнения принятой Правительством РФ «Энергетической стратегии России на период до 2030 г.» запасов не хватает и возможные уровни добычи нефти при сохранении нынешних условий могут быть на сотню и более миллионов тонн меньше [2].

Литература

1. Кимельман С., Полдобский Ю. ЭС`2030: Игнорируя реалии // Нефтегазовая вертикаль. 2010. № 19. С. 20−26.

2. Савушкин С. Призадумались // Нефть и Капитал. 2010. № 11. С. 10−13.

3. Хисамов Р.С. ОАО «Татнефть»: МУН для сверхвязкихнефтей недостаточно // Нефтегазовая вертикаль. 2011. № 5. С. 46−51.

4. Муслимов Р.Х. Нефтеотдача: прошлое, настоящее, будущее. Учебное пособие. Казань. 2012. 664 с.

5. Муслимов Р.Х. Проблемы создания научных основ инновационного проектирования разработки нефтяных месторождений РТ // Нефть. Газ. Новации. 2013. № 1. С. 11−16.

6. Хусаинов В.М. Увеличение извлекаемых запасов нефти на поздней стадии разработки крупного нефтяного месторождения (теория, геологические основы, практика). Дисс. д-ра. техн. наук. Москва. 2011. 356 c.

7. Иванова М.М. Динамика добычи нефти из залежей. М. 1976.

8. Муслимов Р.Х. Современные методы управления разработкой нефтяных месторождений с применением заводнения. Казань. 2003. 596 с.

9. Муслимов Р.Х. Современные методы повышения нефтеизвлечения: проектирование, оптимизация и оценка эффективности. Казань. 2005. 688 с.

10. Муслимов Р.Х. Особенности разведки и разработки нефтяных месторождений в условиях рыночной экономики. Казань. 2009. 727 с.

11. Непримеров Н.Н., Шарагин А.Г. Внутриконтурная выработки нефтяных пластов. Казань. 1961.

12. Кузьмичев Н.П. Проблемы внедрения инноваций в нефтяной отрасли промышленности Татарстана и возможные пути их решения // Георесурсы. 2011. № 3. С. 36−39.

13. Кузьмичев Н.П. Отраслевые инновации: почему со скрипом? // Нефтегазовая вертикаль. 2011. № 4. С. 62−65.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Из статьи Александра Мещерина «ВМСБ-2011: расплата за скупость» (Нефтегазовая Вертикаль, №7/2012).

По итогам 2011 года Роснедра в очередной раз отрапортовали об успехах в обеспечении расширенного воспроизводства ресурсной базы нефтегазовой отрасли. Новыми запасами в 1,4 раза перекрыта прошлогодняя добыча нефти и в 1,7 раза — добыча газа.

Специалисты с привычным скепсисом воспринимают такую радужную отчетность: гладко только на бумаге. Но новостью стала критическая оценка текущей ситуации в официальном годовом отчете Роснедр — еще в недавнем прошлом ведомство тяготело к лакировке действительности. Похоже, ситуация становится совсем уж неблагоприятной.

И, действительно, за последние годы резко сократились объемы финансируемого государством параметрического бурения и сейсморазведки. Как следствие, стремительно ухудшается формирование поисковых заделов — основы будущих геологических открытий.

Основных проблем, как водится, две: хроническое недофинансирование геологоразведки и несовершенство правил игры. Обе проблемы выходят за рамки ведомственной компетенции, заниматься их решением должно федеральное правительство. Но, честно говоря, шансов привлечь к себе внимание высших органов власти у одного из самых доходных сегментов российской экономики практически нет. У правительства иные приоритеты.

О последствиях предупреждал еще А.С.Пушкин. Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной…

Экономия на геологоразведке под предлогом антикризисной оптимизации финансовых потоков уже сыграла свою негативную роль.

И, похоже, нижняя точка спада в работе по ВМСБ еще не достигнута.

Ряд показателей, по которым отчитываются Роснедра, указывают на значительное ухудшение ситуации с развитием ресурсной базы нефтегазовой отрасли.

По данным международного аудита, запасы российских ВИНК составляют порядка 9 млрд тонн жидких углеводородов, а по российской классификации — около 19 млрд тонн: двукратная разница впечатляет.

В разведку наши нефтегазовые компании вложили в прошлом году порядка $5,8 млрд. Это примерно на 3,5% больше результата предыдущего года. Притом, что нефть за это время подорожала почти на 40%.

Даже на фоне беспрецедентно высоких доходов от реализации нефти недропользователи тратят на ГРР в разы меньшую долю доходов, чем во времена обязательных отчислений на ВМСБ.

В ценах 2011 года финансирование госпрограмм развития ресурсной базы добычи углеводородного сырья сократилось в 1,7 раза: с 14,7 млрд рублей в 2007 году до 8,7 млрд рублей в прошлом году.

По итогам 2011 года уровень компенсации добычи потенциальным приростом запасов за счет прогнозных ресурсов упал до вызывающего большую тревогу уровня 58% — худший результат за последние семь лет.

В прошлом году случилось обвальное уменьшение прироста углеводородных ресурсов за счет госфинансирования.

По сравнению с 2010 годом результативность работ упала в 1,6 раза, а относительно 2009 года — в 1,8 раза.

Несложные подсчеты свидетельствуют о том, что прирост тонны углеводородных ресурсов на шельфе обошелся российским налогоплательщикам в 29 копеек. А на суше — почти на порядок дороже, 2,68 рубля… С чего бы?

За три года объемы параметрического бурения сократились в 3,7 раза. Это больше похоже на диверсию, чем на антикризисную оптимизацию.

Камнем преткновения остается выдача лицензий первооткрывателям месторождений федерального значения. За последние три года поступило четыре таких заявки, а выдана пока только одна лицензия.

Значительная часть аукционных предложений нефтяниками игнорируется. Так, в прошлом году состоявшимися были признаны 72 конкурса и аукциона из 244, а в 2010 году — 69 из 322.

Нужны деньги и обновленные законы. Но, честно говоря, шансов получить это немногое один из самых доходных сегментов российской экономики практически не имеет.

 

Две беды

Продолжающееся ухудшение ситуации с ВМСБ вряд ли можно поставить в вину министерству и Роснедрам. Нужно признать, что профильные ведомства немало сделали для предотвращения развития событий в геологической отрасли по самому негативному сценарию.

Однако решение двух глобальных проблем ВМСБ — неадекватного финансирования и далеких от идеала правил игры — выходит за рамки ведомственной компетенции. Заниматься этими вопросами должно правительство. А у него — другие приоритеты.

То, что в ближайшие годы ситуация с восполнением ресурс ной базы нефтегазовой отрасли будет ухудшаться, — печальная неизбежность. Последствия «антикризисной» экономии на геологических программах проявляются с задержкой на несколько лет.

Сегодня уместно обсуждать мероприятия, которые бы позволили сократить продолжительность падения. Нужны деньги и обновленные законы. Но, честно говоря, шансов получить это немногое один из самых доходных сегментов российской экономики практически не имеет.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Лев Судат: Владимир Ильич Шпильман создал методику прогнозирования нефтеносности территорий

16/08/2013 14:37

Тюмень. Одна из немногих в стране школ прогнозирования нефтегазоносности создана в Тюмени Владимиром Ильичем Шпильманом. На методическом и научном фундаменте этой школы вырос Центр рационального недропользования ХМАО-Югры им. В. Шпильмана (ЦРН).
В этом году ЦРН отмечает свое 20-летие. Здесь работает более 300 специалистов во всех областях недропользования – кандидаты и доктора геолого-минералогических, технических, экономических, биологических наук. Один из них - кандидат геолого-минералогических наук Лев Гутелевич Судат, который 20 лет назад возглавил лабораторию локального прогноза и формирования баз данных по перспективным ресурсам отделения лицензирования и прогноза нефтегазоносности. Вспоминая историю создания ЦРН, он уточняет: «Отдельные специалисты по прогнозированию работали и в других регионах. Но по-настоящему школа прогноза была создана здесь, в Тюмени. Владимир Ильич Шпильман заложил ее методические основы и стал инициатором создания Центра».

- Какие задачи изначально поставило перед Центром правительство ХМАО-Югры?
- Ставились задачи построения геологической модели региона, мониторинга геологоразведочных работ, анализа ресурсной базы и т.д. Казалось бы, привычная работа. Но изменилась система недропользования. Появилось лицензирование. Обычно мы работали с геологическими объектами, а тут нужно было оценивать участки, появление которых геологическими причинами не объяснить. Видите ли, в геологии не бывает прямых линий... И когда недропользователи стали заказывать прогнозы по своим лицензионным участкам, нам пришлось несколько изменить подходы, искать несколько другие способы оценки.

- Вот поэтому бытует мнение, что новых Самотлоров не будет - на «лоскутных одеялах» современных недропользователей такие гиганты просто не разглядишь…
- Знаете, ведь и Самотлор открыли не сразу. Первоначально прогнозы по данному региону были достаточно скромные. Оценивались под замок отдельные локальные поднятия, которые давала геофизика, а потом оказалось, что все они в структурном плане представляют собой единое целое, и этот крупный элемент оказался полностью заполнен нефтью.
Из недропользователей первыми к нам, кстати, обратилась кампания «Самотлорнефтегаз» в конце прошлого века. На этой территории - достаточно высокая изученность, но еще были объекты, перспективные для поиска. От нас требовалось дать количественную оценку и определить, где в этих отложениях на данной территории искать новые залежи, закладывать поисковые скважины. Специалисты Центра оценили перспективные ресурсы, и компания осталась вполне удовлетворена этой работой.

- С какой точностью вы делаете прогнозы?
- Мы базируемся на материалах, которые получаем от геофизиков, сейсморазведчиков. Они картируют рельеф подземных горизонтов, а специалисты нашей лаборатории и других подразделений Центра на основе анализа карт делают прогноз, в каком интервале, на какой территории искать залежи.
Центр каждые 5-10 лет проверяет точность и подтверждаемость своих прогнозов. Для этого мы берем все прогнозируемые объекты и смотрим результаты бурения скважин. В целом по территории ХМАО-Югры прогноз подтверждается на 42%. Но это - по результатам поисковых работ. А для полноценной оценки нужно провести разведочные работы.
Подтверждаемость качественного прогноза гораздо выше, чем количественного. Но чтобы оценить его результативность в полной мере, должно пройти уже не 5-10 лет, а минимум 15-20...
Прогноз – большая наука. Стопроцентного результата в нашем деле быть не может. Задача – минимизировать процент пустых скважин.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ренат Муслимов: «Власть избалована дико высокими ценами на нефть и огромной добычей»

10.04.2013

КОНСУЛЬТАНТ ПРЕЗИДЕНТА РТ ПО НЕФТЕДОБЫЧЕ УПОВАЕТ НА ТО, ЧТО БУДЕТ «ХОРОШИЙ, ОЧИЩАЮЩИЙ, ОЗДОРОВЛЯЮЩИЙ» КРИЗИС

Сегодня консультант президента РТ по вопросам разработки нефтяных и нефтегазовых месторождений, академик Ренат Муслимов презентовал в академии наук Татарстана свою новую книгу «Нефтеотдача: прошлое, настоящее, будущее». Ведущие специалисты отрасли говорили, что этот труд стал бестселлером, предлагали выдвинуть ее на Госпремию РТ, а Муслимова – на присуждение звания Героя Труда. А самым ярким свидетельством признания стали просьбы из разных регионов России прислать труд Муслимова и выпустить новое издание. На презентации присутствовали корреспонденты «БИЗНЕС Online».

Сегодня академик Ренат Муслимов (справа) презентовал в академии наук РТ свою книгу «Нефтеотдача: прошлое, настоящее, будущее»

«ХОРОШО БЫЛО БЫ СДЕЛАТЬ ПЕРЕВОД НА АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

И ПУСТИТЬ ЕЕ ПО ВСЕМУ МИРУ»

Представляя свою книгу «Нефтеотдача: прошлое, настоящее, будущее», академик Ренат Муслимов больше говорил не о том, как работал над ней, а о проблемах нефтяной отрасли. Впрочем, он объяснил, почему взялся за такой нелегкий, капитальный труд. Дело в том, что еще в 2005 году в издательстве «Фэн» академии наук Татарстана вышла книга Муслимова «Современные методы повышения нефтеизвлечения: проектирование, оптимизация и оценка эффективности». Книга разлетелась в момент, и со всех сторон к академику шли просьбы: переиздайте! Для начала он и решил просто переиздать.

- А начал читать и понял, сколько изменилось за пять лет! Добавилось дико много… И просто переиздать книгу не получается – надо ее перерабатывать, - рассказал Ренат Халиуллович.

Вот так появился солидный (под 700 страниц) том, посвященный весьма острой и очень важной для Татарстана проблеме – повышению нефтеотдачи пластов. Сам автор скромно назвал свой труд «учебное пособие», над чем мягко, но с удовольствием подшучивали многие из выступавших. Потому что насыщенное таблицами, расчетами и сложными формулами «пособие» не всякому студенту будет по плечу. Книга уже стала настольной, как признавались на презентации доктора наук, и у них самих, и у многих коллег.

Один из присутствующих зачитал письмо от сибирского профессора: «Читаю, изучаю, цитирую. Замечательная и очень полезная книга. Хорошо было бы сделать перевод на английский язык и пустить ее по всему миру».

«САМОЕ ПЛЮГАВОЕ МЕСТОРОЖДЕНИЕ БУДЕТ РАБОТАТЬ НЕ МЕНЕЕ СТА ЛЕТ»

Конечно, рассказать в газетном материале о солидном научном труде невозможно. Поэтому дадим только несколько тезисов автора и наиболее ярких цифр.

Так, Муслимов напомнил, что в начале XIX века все запасы, ресурсы нефти на Земле оценивались в пять млрд. тонн. Сегодняшняя оценка – 530 - 550 миллиардов. Причем речь идет про нормальную нефть, без учета битумов, сланцев… Вопреки мнению скептиков Муслимов убежден, что «полное истощение углеводородов ни в ближайшей перспективе, ни в отдаленном будущем планете не грозит». Он также уверен, что даже «самое плюгавое месторождение будет работать не менее ста лет». И вообще-то Татарстану, у которого есть Ромашкинское месторождение, не требовалось искать никакие другие. «Одно Ромашкино питало бы Татарстан столько, сколько существует наша планета». Но появились и другие месторождения. Потому что, во-первых, есть «человеческое любопытство», во-вторых, «мы получаем огромное знание, а знание – это выше, чем само месторождение, выше, чем углеводороды».

Сам автор скромно назвал свой труд «учебное пособие», над чем мягко, но с удовольствием подшучивали многие из выступавших

«БЕЗ ТРУДА ВЫТАЩИЛИ НЕ ОДНУ РЫБКУ, А ТОННАМИ ИЗ ПРУДА»

Итак, нефть на Земле есть и будет. Но слишком многое зависит от того, какими способами она добывается, какие и насколько при этом применяются современные методы… В книге подробно, детально говорится о том, как увеличить нефтеотдачу. Тут, однако, есть несколько но, о чем Ренат Халиуллович говорил довольно эмоционально: «Сегодня новые инновационные методы не востребованы в стране… Ни компаниями не востребованы, ни властью. Власть избалована дико высокими ценами на нефть и огромной добычей из накопленного в советское время потенциала. То есть это просто дается, без труда вытащили не одну рыбку, а тоннами из пруда. А компании устраивает эта жизнь. На хрена там попу гармонь!»

Муслимов сравнил наше отношение к нефтедобыче с отношением в США, напомнил, что они сделали «умопомрачительные» сланцевые вещи, и со вздохом констатировал – чтобы догнать Америку, надо лет 20. Но просто догонять нельзя – они за это время снова уйдут вперед…

На вопрос: «Что делать?» – академик нашел парадоксальный ответ: «Я уповаю на то, что все-таки будет хороший кризис, очищающий, оздоровляющий, года на два хотя бы…»

Ренат Муслимов констатировал – чтобы догнать Америку, надо лет 20. Но просто догонять нельзя – они за это время снова уйдут вперед…

«ЭТО ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ГЕОЛОГА, НЕФТЯНИКА, НЕФТЕДОБЫТЧИКА»

Вот несколько мнений о книге академика Муслимова.

Нурия Нургалиева – профессор Института геологии и нефтегазовых технологий КФУ:

- Это не просто учебник, а энциклопедия геолога, нефтяника, нефтедобытчика… Такая книга крайне востребована сегодня. Это настоящий бестселлер, который уже стал одной из настольных книг тех, кому посчастливилось получить ее в свою библиотеку. Эта книга окажет колоссальное влияние на профессиональное образование, профессиональное сознание геологов, нефтяников и нефтедобытчиков.

Один из присутствующих зачитал письмо от сибирского профессора: «Читаю, изучаю, цитирую. Замечательная и очень полезная книга. Хорошо было бы сделать перевод на английский язык и пустить ее по всему миру»

Иван Дьячук – гендиректор ЗАО «Системные технологии эксплуатации месторождений» (Уфа):

- Я занимался и продолжаю заниматься этой проблематикой, мне очень интересно… Подобные книги позволяют расширить традиционный взгляд на нефтедобычу. Они важны не только для студентов или специалистов, а для людей, которые непосредственно принимают решения о сегодняшнем развитии нефтяной промышленности.

Рустам Закиров – гендиректор ЗАО «НИЦ Геотехнефтегаз»:

- Что такое нефтеотдача, по большому счету, мало кто представляет… Идет большая путаница, что такое нефтеотдача и как ее посчитать. И там очень много волюнтаризма… Очень важно, что в этой книге говорится о будущем, об инновационном проектировании. Эта книга очень важна для тех, кто непосредственно работает на промыслах, на производстве. И не случайно – я знаю об этом из многих источников – эта книга оказалась очень востребованной, и все просят, где бы ее найти, где бы достать.

Алим Кемалов – завкафедрой высоковязких нефтей и природных битумов Института геологии и нефтегазовых технологий КФУ:

- Сегодня у западных специалистов четко вырисовывается термин «подземные переработки», «внутрипластовое облагораживание». Для этого создаются уникальные технологии. И Ренат Халиуллович говорит в своей книге об этих технологиях… Это очень актуально!

Елена Чернобровкина

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В Арктике не осталось ресурсов для дележа - представитель РФ в Арктическом совете

Размер шрифта: 1 2 3 4

«Нефть России», 10.09.13, Москва, 12:33 В Арктике больше не осталось ресурсов для дележа между странами. Как передал корреспондент ИАА «ПортНьюс», об этом в ходе форума RAO/CIS Offshore 2013 сообщил посол по особым поручениям МИД России, представитель России в Арктическом совете Антон Васильев.

По его словам, распространяемая в СМИ информация относительно конкуренции держав в Арктике является «страшилками», которые не имеют под собой почвы. По приведенным послом оценкам, более 90% природных ресурсов Арктики находится в территориальных водах соответствующих стран, поэтому «делить уже нечего». Что касается работы по уточнению границ территориального шельфа, то, по мнению Васильева, она скорее сближает, а не разделяет страны.

Между тем, представитель МИД признал растущее военное присутствие в Арктике, однако назвал этот процесс объективным и не направленным против кого-либо, вызванным таянием льдов и необходимостью усиления защиты инфраструктуры.

«В Арктике нет причин для появления военно-политических блоков», - уверен Антон Васильев.

Главными партнерами России в Арктике он назвал Норвегию, Канаду и Финляндию.Подробнее читайте на http://www.oilru.com/news/379553/

Источник: PortNews

Каков сценарий и возможный итог гонок по Арктике?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

К проблеме.

Новости oilru.com

Геология

Госфинансирование геологоразведки на Арктическом шельфе на период до 2030 года составит 22 млрд рублей - Минприроды РФ

Размер шрифта: 1 2 3 4

«Нефть России», 10.09.13, Москва, 15:35 Общий объем государственного финансирования геологоразведочных работ на Арктическом шельфе на период до 2030 года составит 22 млрд рублей. Такие данные привел сегодня журналистам заместитель министра природных ресурсов и экологии РФ Денис Храмов.

При этом он уточнил, что "на один государственный рубль обычно приходится 7-8 рублей, вложенных бизнесом", и если за счет госсредств финансируется начальный объем работ на шельфе и на суше, то компании-недропользователи оплачивают дальнейший цикл.

В целом, по оценкам экспертов, только на геологоразведочное обеспечение освоения Арктического шельфа на период до 2030 года потребуется около 3, 5 трлн рублей. Судовое обеспечение здесь обойдется в сумму порядка 6, 5 трлн рублей, - передает http://www.biztass.ru.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас