Владимир Боровяк

Шёлковое распутье

Recommended Posts

В программу Всемирного экономического форума, который пройдет в швейцарском Давосе 20‒23 января, включены дебаты, посвященные наиболее актуальным глобальным событиям, в том числе теме современного Шелкового пути.

Между тем до 2015 года мало кто обращал серьезное внимание на выдвинутую еще в 2013 году Си Цзиньпином идею создания широкого экономического коридора, который должен соединить Китай со странами Европы и укрепить его позиции в Азии и Африке. Однако в конце марта 2015 года слова китайского лидера превратились в официальную концепцию «Один пояс и один путь», состоящую из двух основных частей ‒ сухопутного «Экономического пояса Шелкового пути» и «Морского Шелкового пути». Концепция потенциально предполагает участие около 60 стран евразийского континента. При этом Китай рассчитывает создать транспортную сеть от Тихого океана до Балтики, сократить барьеры для торговли и инвестиций, расширить системы расчетов в национальных валютах.

Замах, прямо скажем, грандиозный. И широко поддержанный не только на евразийском пространстве, но и в ряде стран ЕС. Сильно досадует разве что Северная Америка. Поэтому, например, не прошло и недели после визита Ильхама Алиева в Пекин, где был подписан «Меморандум о взаимопонимании по совместному поощрению создания “Экономического пояса Шелкового пути”», как американская Комиссия по безопасности и сотрудничеству в Европе внесла в Конгресс США законопроект, который предусматривает введение санкций против азербайджанских чиновников. Американцы дали понять, что разворот Азербайджана с Запада на Восток воспринимается в США как своего рода угроза их влиянию в регионе. Тем более что они заметно потеснены в других местах, особенно на Черном континенте, где, можно сказать, берут начало первые тропы «Экономического пояса Шелкового пути».

В 2009 году Китай отобрал у США лидерство в торговом партнерстве со странами Африки. Он настойчиво стремится использовать богатые ресурсы континента для обеспечения собственного экономического роста. Так, власти Зимбабве предоставляют китайским компаниям контракты на покупку и добычу местных полезных ископаемых, а также инфраструктурные проекты. Кроме того, они разрешили использовать при расчетах внутри страны китайский юань.

Осенью 2014 года Китай развернул миротворческую миссию под эгидой ООН в Южном Судане, обеспечив охрану нефтяных месторождений страны, китайских рабочих и бурильных установок: для этого сюда было направлено около 800 военнослужащих. Ранее Пекин направлял военных в Мали для защиты китайских инженеров, строивших лагерь ООН в городе Гао. Наконец, Китай подписал соглашение о построении военной базы (пункта снабжения китайских кораблей, участвующих в операциях ООН против пиратов в Аденском заливе) в стратегически важной Джибути, расположенной между Йеменом, Эритреей, Сомали и имеющей выход к Красному морю…

Впрочем, вернемся в наши палестины. В России идея председателя КНР рассматривается как важный элемент дальнейшего усиления экономической интеграции стран Евразии. Стремление Китая диверсифицировать различные виды и источники энергии, обеспечить надёжные сухопутные поставки нефти и газа из РФ и стран Центральной Азии совпадает с заинтересованностью руководства и общественности РФ в развитии экономики Восточной Сибири  и Дальнего Востока.

Выступая на 4-ом  Глобальном форуме по энергетической безопасности в Пекине, председатель Совета Союза нефтегазопромышленников России Юрий Шафраник отметил: «На данном этапе чёткая концепция маршрутов “Экономического пояса Шёлкового пути” ещё не выработана. В контексте развития энергетической инфраструктуры Евразии мы вкладываем в данное понятие, прежде всего, территорию государств центральной части нашего континента. Эта территория обрамляется с севера Северным морским путём, а с юга – Морским Шелковым путём. Именно здесь находится узел сопряжения Евразийского экономического союза с инициативой  нового Шелкового пути, где концентрируются новые нефте- и газопроводные проекты, включая проект «Сила Сибири-2» и возможность его развития в направлении Индии, другие энергетические инфраструктурные проекты, включая ЛЭП и морские терминалы.

Создание новых энергетических центров в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке России будет способствовать не только повышению энергетической безопасности нашей страны, но и, в сочетании со строительством энергетической инфраструктуры (нефте- и газопроводов и ЛЭП), позволит увеличить надёжность снабжения потребителей Китая, Японии  и других стран Восточной Азии.

Наше сотрудничество могло бы стать примером того, как, диверсифицируя рынки, и, соответственно, источники поставок, можно концентрировать усилия на нескольких масштабных проектах: Евразийского экономического союза, Шанхайской организации сотрудничества и китайского сухопутного проекта “Экономический пояс Шёлкового пути”. Их реализация, безусловно, способна стать крупнейшим явлением в мировой экономике и политике начала XXI века».

«Сопряжение ЕАЭС и китайской концепции ”Экономический пояс Шелкового пути” создает огромные возможности развития транспортной инфраструктуры», ‒ считает эксперт Института Дальнего Востока РАН Яков Бергер, добавив, что реализация проекта строительства скоростной железной дороги между Азией и Европой через территорию России «способна изменить геополитическую ситуацию в мире».

В настоящее время вероятность расширения международного сотрудничества дополняется возможностью транзитных операций «шелковых путей», поскольку надо иметь в виду, что это множество транзитных проектов, а не какой-то единственный путь из Китая в Европу.

Конечно, мы предпочли бы, чтобы Китай проложил большую часть нового Шелкового пути по территории России. Однако в Пекине считают иначе и уже пробуют ходы в Европу мимо РФ ‒ через Казахстан, Азербайджан, Грузию и Турцию. Вдобавок Киев радеет за маршрут Украина ‒ Грузия ‒ Азербайджан ‒ Казахстан ‒ Китай. И вообще «шелковый» маршрут может гибко меняться, оперативно реагируя на происходящее. Как отметил член-корреспондент РАЕН Вячеслав Петров, «стоило только России серьезно поссориться с Турцией, как Пекин создал условия для транзита грузопотока из Китая в Европу и обратно в обход территории нашей страны». То есть мы можем наблюдать целое «Шелковое распутье»

«Договоренность между Россией и КНР о сопряжении Экономического пояса Шелкового пути и ЕАЭС потенциально открывает огромные возможности для создания в большой Центральной Азии вместе с прилегающими регионами Сибири и Запада Китая нового центра экономического роста. Но это пока только обещания, ‒ полагает декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Сергей Караганов. ‒ Для их реализации требуются системные бюрократические усилия, которые после подписания договоренностей были почти не видны».

Следовательно, в Давосе есть что дебатировать.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас